Александр Вампилов - Утиная охота. Вампилов зилов


Краткое содержание пьесы Вампилова «Утиная охота»

Действие происходит в провинциальном городе. Виктора Александровича Зилова будит телефонный звонок. С трудом просыпаясь, он берет трубку, но там молчание. Он медленно встаёт, трогая себя за челюсть, открывает окно, на улице идёт дождь. Зилов пьёт пиво и с бутылкой в руках начинает физзарядку. Снова телефонный звонок и снова молчание. Теперь Зилов звонит сам. Он разговаривает с официантом Димой, с которым они вместе собирались на охоту, и чрезвычайно удивлён, что Дима его спрашивает, поедет ли он. Зилова интересуют подробности вчерашнего скандала, который он учинил в кафе, но о котором сам помнит весьма смутно. Особенно его волнует, кто же вчера съездил ему по физиономии.

Едва он кладёт трубку, как в дверь раздаётся стук. Входит мальчик с большим траурным венком, на котором написано: «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей». Зилов раздосадован столь мрачной шуткой. Он садится на тахту и начинает представлять себе, как бы все могло быть, если бы он действительно умер. Потом перед его глазами проходит жизнь последних дней.

Продолжение текста после рекламы

Воспоминание первое. В кафе «Незабудка», излюбленном месте времяпрепровождения Зилова, он с приятелем Саяпиным встречается во время обеденного перерыва с начальником по работе Кушаком, чтобы отметить большое событие — он получил новую квартиру. Неожиданно появляется его любовница Вера. Зилов просит Веру не афишировать их отношения, усаживает всех за стол, и официант Дима приносит заказанное вино и шашлыки. Зилов напоминает Кушаку, что на вечер назначено празднование новоселья, и тот, несколько кокетничая, соглашается. Вынужден Зилов пригласить и Веру, которой этого очень хочется. Начальнику, только что проводившему законную супругу на юг, он представляет её как одноклассницу, и Вера своим весьма раскованным поведением внушает Кушаку определённые надежды.

Вечером друзья Зилова собираются к нему на новоселье. В ожидании гостей Галина, жена Зилова, мечтает, чтобы между ней и мужем все стало как в самом начале, когда они любили друг друга. Среди принесённых подарков — предметы охотничьего снаряжения: нож, патронташ и несколько деревянных птиц, используемых на утиной охоте для подсадки. Утиная охота — самая большая страсть Зилова (кроме женщин), хотя пока ему не удалось до сих пор убить ни одной утки. Как говорит Галина, главное для него — сборы да разговоры. Но Зилов не обращает внимания на насмешки.

Благодаря рекламе Брифли бесплатен

Воспоминание второе. На работе Зилов с Саяпиным должны срочно подготовить информацию о модернизации производства, поточном методе и т. п. Зилов предлагает представить как уже осуществлённый проект модернизации на фарфоровом заводе. Они долго бросают монету, делать — не делать. И хотя Саяпин опасается разоблачения, тем не менее они готовят эту «липу». Здесь же Зилов читает письмо от старика отца, живущего в другом городе, с которым он не виделся четыре года. Тот пишет, что болен, и зовёт повидаться, но Зилов относится к этому равнодушно. Он не верит отцу, да и времени у него все равно нет, так как в отпуск он собирается на утиную охоту. Пропустить её он не может и не хочет. Неожиданно в их комнате появляется незнакомая девушка Ирина, спутавшая их контору с редакцией газеты. Зилов разыгрывает её, представляясь сотрудником газеты, пока его шутку не разоблачает вошедший начальник. У Зилова завязывается с Ириной роман.

Воспоминание третье. Зилов возвращается под утро домой. Галина не спит. Он сетует на обилие работы, на то, что его так неожиданно послали в командировку. Но жена прямо говорит, что не верит ему, потому что вчера вечером соседка видела его в городе. Зилов пытается протестовать, обвиняя жену в чрезмерной подозрительности, однако на неё это не действует. Она долго терпела и больше не хочет выносить зиловского вранья. Она сообщает ему, что была у врача и сделала аборт. Зилов изображает возмущение: почему она не посоветовалась с ним?! Он пытается как-то смягчить её, вспоминая один из вечеров шесть лет назад, когда они впервые стали близки. Галина сначала протестует, но затем постепенно поддаётся очарованию воспоминания — до момента, когда Зилов не может припомнить каких-то очень важных для неё слов. В конце концов она опускается на стул и плачет. Воспоминание следующее. Под конец рабочего дня в комнате Зилова и Саяпина появляется разгневанный Кушак и требует от них объяснения по поводу брошюры с информацией о реконструкции на фарфоровом заводе. Выгораживая Саяпина, который должен вот-вот получить квартиру, Зилов берет на себя всю ответственность. Только внезапно появившейся жене Саяпина удаётся погасить бурю, уведя простодушного Кушака на футбол. В этот момент Зилову приходит телеграмма о смерти отца. Он решает срочно лететь, чтобы успеть на похороны. Галина хочет ехать вместе с ним, но он отказывается. Перед отъездом он заходит в «Незабудку», чтобы выпить. Кроме того, здесь у него назначено свидание с Ириной. Свидетельницей их встречи случайно становится Галина, которая принесла Зилову плащ и портфель для поездки. Зилов вынужден признаться Ирине, что он женат. Он заказывает ужин, откладывая отлёт на завтра.

Воспоминание следующее. Галина собирается к родственникам в другой город. Как только она уходит, он звонит Ирине и зовёт её к себе. Неожиданно возвращается Галина и сообщает, что уезжает навсегда. Зилов обескуражен, он пытается задержать её, но Галина запирает его на ключ. Оказавшись в западне, Зилов пускает в ход все своё красноречие, пытаясь убедить жену, что она по-прежнему дорога ему, и даже обещая взять на охоту. Но слышит его объяснение вовсе не Галина, а появившаяся Ирина, которая воспринимает все сказанное Зиловым как относящееся именно к ней.

Воспоминание последнее. В ожидании друзей, приглашённых по случаю предстоящего отпуска и утиной охоты, Зилов выпивает в «Незабудке». К моменту, когда друзья собираются, он уже довольно сильно пьян и начинает говорить им гадости. С каждой минутой он расходится все больше, его несёт, и в конце концов все, включая Ирину, которую он также незаслуженно оскорбляет, уходят. Оставшись в одиночестве, Зилов называет официанта Диму лакеем, и тот бьёт его по лицу. Зилов падает под стол и «отключается». Через некоторое время возвращаются Кузаков и Саяпин, поднимают Зилова и отводят его домой.

Припомнив все, Зилов и в самом деле вдруг загорается мыслью покончить жизнь самоубийством. Он уже не играет. Он пишет записку, заряжает ружье, разувается и большим пальцем ноги нащупывает курок. В этот момент раздаётся телефонный звонок. Затем незаметно появляются Саяпин и Кузаков, которые видят приготовления Зилова, набрасываются на него и отнимают ружье. Зилов гонит их. Он кричит, что никому не верит, но они отказываются оставить его одного. В конце концов Зилову удаётся их выдворить, он ходит с ружьём по комнате, потом бросается на постель и то ли смеётся, то ли рыдает. Через две минуты он встаёт и набирает номер телефона Димы. Он готов ехать на охоту.

briefly.ru

Рецензия на пьесу Вампилова “Утиная охота” (Утиная охота Вампилов)

Именно в этом контексте следует воспринимать “Утиную охоту” (1971), центральный персонаж которой, Виктор Зилов, в полной мере отвечает характеристике “герой нашего времени”, представляя собой “портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии”. К нему подходят и классические характеристики “лишнего человека” (на это впервые обратил внимание критик Вик. Топоров).

Так же, как Печорин, “бешено гоняется он за жизнью”, стремясь реализовать свой недюжинный личностный потенциал, точно так же тоскует по чистому идеалу (мотив “утиной охоты”), и, не находя соответствия своим мечтам в реальности, мстительно разрушает все вокруг самого себя в первую очередь (кстати, сознательная ориентация Вампилова на лермонтовский шедевр подчеркивается еще и тем, что бывшую возлюбленную Зилова, как и бывшую возлюбленную Печорина, зовут Верой). Критиками отмечалась сверхтекучесть характера Зилова в сочетании с яркостью и талантливостью. Он самый свободный человек во всей пьесе – и именно поэтому он способен на самые непредсказуемые и самые циничные поступки: у него отсутствуют всякие сдерживающие тормоза. Он явственно продолжает тип “исповедального” героя “молодежной прозы”, артистически создавая атмосферу крайней душевной откровенности вокруг себя, но при этом уже совершенно невозможно отличить действительную искренность от игры в искренность (показательна сцена с Галей, когда они пытаются “повторить” их первое свидание). Зилов – это победительный герой шестидесятых, которому нет места в тусклом безвременье “застоя” – именно эту, социологическую, сторону своего персонажа имел в виду Вампилов, когда писал о “потерянном поколении”. Его аморальность – это бунт против псевдоморали; как говорит сам Зилов в кульминационной сцене пьесы: “Ах да! Конечно! Семья, друг семьи, невеста – прошу прощения!..(Мрачно)Перестаньте. Кого вы тут обманываете? И для чего? Ради приличия?.. Так вот, плевать я хотел на ваши приличия. Слышите? Ваши приличия мне опротивели”.

Пьеса, начатая знаком смерти – венком, полученным живым человеком – строится как анализ превращения героя в “живой труп”. Каждое из воспоминаний Зилова – важная веха на пути его потерь. Первое воспоминание о скандале на новоселье фиксирует разрушение ценности Дома: едва получив новую, давно ожидаемую квартиру, Зилов готов превратить ее в дом свиданий для своих сослуживцев. Второе воспоминание о том, как Зилов и Саяпин решили фальсифицировать научную статью – причем, инициатором, конечно, выступает Зилов, увлеченный гонкой за Ириной (”Такие девочки попадаются не часто… Она же святая… Может, я ее всю жизнь любить буду”). Работа как ценность давно не существует для Зилова, зато еще существует любовь. Следующая сцена знаменательна как свидетельство смерти любви к жене Гале: когда Зилов, вернувшись под утро от Ирины, чтобы успокоить жену, артистически возрождает атмосферу их первого свидания и при этом действительно “заражает” Галю своим энтузиазмом, но выясняется что он сам не может вспомнить те самые слова, которые сблизили их тогда, в молодости. В следующем воспоминании Зилов, у которого умер отец, вместо того, чтобы ехать на похороны, уходит с Ириной, тем самым обрубая фундаментальные для любого человека духовные связи – с родителями, с отцом. Обесценивание любви происходит в следующем воспоминании, когда Зилов, пытаясь удержать уходящую от него Галю, произносит пылкий монолог, где, в частности, “искренне и страстно” он перечисляет все свои духовные потери:

“Да, да, у меня нет ничего – только ты, сегодня я это понял, ты слышишь? Что у меня есть, кроме тебя?.. Друзья? Нет у меня никаких друзей… Женщины?.. Да, они были, но зачем? Они мне не нужны, поверь мне… А что еще? Работа моя, что ли! Боже мой! Да пойми ты меня, разве можно все это принимать близко к сердцу! Я один, один, ничего у меня в жизни нет, кроме тебя. Помоги мне!”

Но произнося этот монолог, Зилов не видит Гали (она стоит за закрытой дверью, а потом незаметно уходит) – и оказывается (чисто мелодраматический ход), что монолог, предназначенный уже ушедшей Гале, слышит подошедшая Ирина и принимает на свой счет. Это открытие вызывает у Зилова приступ истерического смеха: он понимает, что если объяснение в любви, обращенное к одной женщине, принимает на свой счет другая, следовательно, самой любви давно нет, так как любовь предполагает личность и не может быть безадресной.

После этого следует сцена скандала в кафе “Незабудка”, где Зилов уже больше не сдерживает себя никакими приличиями, понимая, что ни друзья, ни семья, ни дом, ни работа, ни любовь для него давно уже не имеют реального смысла, превратившись в пустые слова. И его бывшие товарищи ставят ему свой диагноз: “труп”, “покойничек” – и заказывают Зилову венок на утро.

Зилов, конечно, не жертва. Но он более последователен и искренен, чем окружающие его люди. Он не “делает вид”, что верит в ценности, которые для него давно уже не имеют цены. Саяпины, Кузаков, Кушак и даже Галя, в принципе, ничем не отличаются от Зилова. Недаром Кузаков говорит: “в сущности, жизнь уже проиграна”. Но они предпочитают притворяться, что все в порядке. А Зилов идет до конца, даже если это и бьет по нему самому. Единственный, кто, подобно Зилову, не подвержен никаким иллюзиям – это Официант Дима, человек, который бестрепетно “бьет уток влет” и спокойно и четко добивается поставленных перед собой сугубо материально целей, не отвлекаясь ни на что лишнее.

От Официанта Зилова отличает мучительная тоска по идеалу, воплощенная в теме “утиной охоты”. В уже упоминавшемся монологе, говоря об утиной охоте, он рисует ее как прикосновение к идеалу, дарующее очищение и свободу: “О! Это как в церкви и даже почище, чем в церкви… А ночь? Боже мой! Знаешь, какая это тишина? Тебя там нет, ты понимаешь? Ты еще не родился. И ничего нет. И не было. И не будет…” Утиная охота для Зилова важна как нерастраченная возможность возродить веру в чистые и возвышенные ценности (”почище, чем в церкви”) и тем самым как бы родиться заново.

Бахтинское “или больше своей судьбы, или меньше своей человечности” в Зилове проявляется как невозможность притворяться, как притворяются все его друзья и коллеги, будто веришь в какие-то ценности и идеалы, которые давно умерли – с одной стороны; и невозможность, подобно Официанту Диме, полностью отказаться от желания прикоснуться к идеалу, достичь праздника для души – с другой. Такова судьба, отведенная Зилову временем, а точнее, безвременьем, и он явно больше ее. Но, не сдерживаемый “приличьями” или прагматическим интересом, он действительно становится “топором в руках судьбы”, разнося в щепу не только собственную жизнь, но и жизни любящих его Гали, Ирины, отца – и в этом он безусловно “меньше своей человечности”.

Многозначность художественной оценки Зилова выражается в множественности финала “Утиной охоты” (отмечено Е. Гушанской51)- Пьесу завершают три финала: первый – попытка самоубийства: Зилов тем самым признает, что больше ему нечем жить. Второй – ссора с друзьями и надежда на новую жизнь, вне привычного окружения: “речь идет о жизни, возможно, долгой, возможно, без этих людей”. Оба эти варианта отвергаются Зиловым – первый, потому что в нем самом еще слишком много жизненной энергии. Второй – потому что этот выход слишком риторичен и мало на чем основан. Остается третий, самый многозначный финал: “Плачет он или смеется, понять невозможно, но его тело долго содрогается, как это бывает при сильном смехе или плаче”, – неопределенность этой ремарки крайне показательна для поэтики Вампилова: даже в финале пьесы герой остается незавершенным, даже сейчас неясно, какова его реакция, он остается открытым для выбора. Затем раздается телефонный звонок, и Зилов соглашается ехать на утиную охоту вместе с Официантом Димой – несмотря на обнаружившиеся между ними категорические расхождения. Фактически, этот финал означает, что Зилов сдает последнюю свою ценность – утиную охоту – и в будущем последует примеру Официанта, учась сбивать уток влет, или, иначе говоря, постарается научиться извлекать из циничного отношения к жизни максимальные выгоды для себя. Но это лишь один из вариантов интерпретации. Возможность психологического очищения утиной охотой также не перечеркнута этим финалом, недаром после мучительного дождливого дня именно теперь выходит солнце: “К этому моменту дождь за окном прошел, синеет полоска неба, и крыша соседнего дома освещена неярким предвечерним солнцем. Раздается телефонный звонок…” Отказ автора от окончательного и однозначного приговора своему герою был знаком новой эстетики, последовательно замещающей авторскую оценку авторским вопрошанием (эта линия будет интенсивно продолжена в поствампиловской драматургии, особенно у Вик. Славкина, Вл. Арро, Л. Петрушевской). В своей следующей и последней пьесе Вампилов попытался распространить эту “эстетику неопределенности” на совершенно иную сферу: “Прошлым летом в Чулимске” (1972) стала единственным, пожалуй, примером современной трагедии (а не привычной для Вампилова трагикомедии), в которой автор стремился создать позитивную модель поведения. В “Чулимске” Вампилов нарисовал модель ежедневного стоического подвига, найдя в провинциальной глуши, среди всеобщего морального одичания Антигону эпохи безвременья и бездействия.

Через всю пьесу проходит мотив рока, почти античный в своей непреклонности: он материализован и в нелепой архитектуре старинного купеческого особняка, где разворачивается действие пьесы: бывшему владельцу было предсказано, что он умрет, как только достроит дом, и купец перестраивал и пристраивал к особняку различные веранды, флигели и мезонины всю жизнь. Этот мотив – и в песне, которую распевает Дергачев на протяжении всей пьесы, “Когда я на почте служил ямщиком” – одной из самых “роковых” в русском песенном фольклоре. Этот мотив и в судьбе Дергачева и Анны Хороших, разлученных войной и лагерями, и встретившихся вновь после того, как Дергачев был объявлен погибшим, а у Анны был ребенок от другого. Судьба напоминает о себе и в тот момент, когда нацеленный на Шаманова пистолет в руках Пашки дает осечку. Этот мотив совсем иной смысл придает мелодраматическим случайностям (подслушанным разговорам, перехваченным запискам).

Именно этот роковой фон по-особому окрашивает историю Валентины – хрупкой девочки, упорно не поддающейся привычной нравственной дикости. Ее позиция выражена через символическую деталь: она упорно ремонтирует палисадник, который постоянно ломают идущие в чайную посетители – обойти палисадник труд невелик, но, как отмечает в открывающей пьесу ремарке Вампилов, “по укоренившейся здесь привычке, посетители, не утруждая себя “лишним шагом”, ходят прямо через палисадник”. Представляя персонажа, Вампилов кропотливо отмечает, как он идет: через палисадник или в обход (сама Валентина проходит через палисадник лишь однажды, когда отправляется на танцы с Пашкой, сыном Анны Хороших, говоря: “Это напрасный труд. Надоело…”). Символический смысл этого ремонта ясен и самой Валентине. Именно в разговоре о палисаднике возникает духовный контакт между нею и Шамановым, еще одним бывшим молодым героем, следователем, убедившемся в непрошибаемости круговой поруки власть предержащих, уехавшим после своего поражения из областного города, в глушь, в Чулимск, опустившим руки и мечтающем в свои тридцать с небольшим о пенсии.

Главным же орудием рока становится в трагедии Вампилова сила нравственного одичания – так разворачивается возникший в “Случае с метранпажем” мотив нравственной невменяемости. Палисадник – всего лишь индикатор этой силы. Эта сила искажает все человеческие чувства и понятия. Так, Анна и Дергачев любят друг друга и именно поэтому каждый день дерутся. Пашка любит Валентину и потому насилует ее. Отец Валентины, Помигалов, желает добра своей дочери и потому сватает ее за тупого и старого “седьмого секретаря” Мечеткина.

Лишь немногие сопротивляются этой роковой силе. Валентина. Старик Еремеев, который наотрез отказывается подать в суд на предавшую его дочку. Да и в конце концов – Шаманов, который пытается спасти Валентину, убеждая ее отца, что она в ту роковую ночь была с ним… Но Шаманов явно слабее Валентины и его поспешный отъезд на суд выглядит как бегство и почти как предательство Валентины, которая вернула его к жизни и которой сейчас так нужна его поддержка.

Последняя пьеса Вампилова, оказавшись его первым экспериментом в жанре трагедии, несет на себе следы некой переходности. Определенная условность характера Валентины, притчеобразность мотива палисадника, нагнетение мотивов судьбы – все это свидетельствует о том, что в “Чулимске” Вампилов пытался соединить бытовую драму с интеллектуальной, параболической, традицией драмы европейского модернизма. Он искал форму, в которой события разворачивались бы в двух планах одновременно: в жизнеподобном мире повседневности, и в условном измерении философского спора о самых важных категория бытия: о добре, зле, свободе, долге, святости. Причем, как видно по “Чулимску”, Вампилов не пытался дать прямые ответы на все эти вопросы. Он стремился превратить всю пьесу в развернутый философский вопрос с множеством возможных ответов (один ответ – позиция Валентины, другой – скептицизм Шаманова в начале пьесы, третий – его же активность в финале, четвертый – спокойствие обитателей Чулимска…). В этом смысле драматургия Вампилова выступает как прямой предшественник “постреализма” – течения в литературе 80-90-х, синтезировавшего опыт реализма и постмодернизма, и строящего свою картину мира как принципиально амбивалентную, нацеленную на поиски не порядка, а “хаосмоса” – микропорядков, растворенных в хаосе человеческих судеб, исторических обстоятельств, игры случайности и т. п. Думается, по этому пути пошел бы и Вампилов, если б роковой топляк не перевернул его лодку на Байкале.

www.allsoch.ru

Утиная охота (пьеса) - это... Что такое Утиная охота (пьеса)?

«Утиная охота» — пьеса Александра Вампилова, написанная в 1967 году.

История создания и публикации

«Утиная охота» впервые опубликована в 1970 году в альманахе «Ангара».

До этого пьесу пытался напечатать «Новый мир», но редколлегия не пришла к единому решению. Официальная причина отказа звучала так: «Новый мир» пьес не печатает.

Публикация в «Ангаре» чудом обошлась без цензуры: главный редактор Марк Сергеев «подловил» момент, когда главный цензор ушёл в отпуск, и поставил «Утиную охоту» в номер.[1]

Вскоре после публикации на Вампилова был написан донос в Иркутский обком КПСС, а затем и в ЦК КПСС: оказалось, что в Иркутске есть Бюро технической информации (такое же название в пьесе носит организация, где работают Зилов, Саяпин и Кушак) и его служащие обвинили автора в клевете.

В 1972 году, уже после смерти Вампилова, Марк Сергеев попытался издать однотомник произведений писателя. Директор Восточно-Сибирского издательства, куда была передана рукопись, соглашался печатать, но — без «Утиной охоты». Сергеев забрал рукопись и передал её в московское издательство «Искусство» — и в 1975 году сборник «Избранное» А. Вампилова вышел в свет вместе с крамольной пьесой.

Персонажи

По ходу пьесы автор делает психологические портретные зарисовки героев:

  • Виктор Зилов — Зилову около тридцати лет, он довольно высок, крепкого сложения; в его походке, жестах, манере говорить много свободы, происходящей от уверенности в своей физической полноценности. В то же время и в походке, и в жестах, и в разговоре у него сквозят некие небрежность и скука, происхождение которых невозможно определить с первого взгляда.
  • Галина, жена Зилова — Галине двадцать шесть. В её облике важна хрупкость, а в её поведении — изящество, которое различимо не сразу и ни в коем случае не выказывается ею нарочно. Это качество, несомненно, процветающее у неё в юности, в настоящее время сильно заглушено работой, жизнью с легкомысленным мужем, бременем несбывшихся надежд. На её лице почти постоянно выражение озабоченности и сосредоточенности (она учительница, а у учителей с тетрадями это нередко).
  • Ирина — студентка, новая возлюбленная Зилова, его «невеста».
  • Кузаков — Кузакову около тридцати. Яркой внешностью он не выделяется. Большей частью задумчив, самоуглублен. Говорит мало, умеет слушать других, одет весьма неряшливо. По этим причинам в обществе он обычно в тени, на втором плане. Переносит это обстоятельство с достоинством, но и не без некоторой досады, которую хорошо скрывает.
  • Саяпин — бывший одноклассник, сослуживец и друг Зилова.
  • Валерия, жена Саяпина — Валерии около двадцати пяти. В глаза бросается её энергичность. Её внешней привлекательности несколько противоречит резкая, почти мужская инициатива. Волосы у неё крашеные, коротко подстриженные. Одевается модно.
  • Кушак Вадим Андреевич, начальник Зилова и Саяпина— мужчина солидный, лет около пятидесяти. В своем учреждении, на работе он лицо довольно внушительное: строг, решителен и деловит. Вне учреждения весьма неуверен в себе, нерешителен и суетлив.
  • Вера — давняя любовница Зилова, работает продавщицей, около двадцати пяти лет. Она явно привлекательна, несколько грубоватая, живая, всегда «в форме»… одевается красиво и носит неизменно роскошную причёску.
  • Официант Дима — одноклассник Зилова и Саяпина — высокий, спортивного вида парень. Он всегда в ровном деловом настроении, бодр, уверен в себе и держится с преувеличенным достоинством, что, когда он занят своей работой, выглядит несколько смешным.

Сюжет

Основное действие пьесы происходит в течение одного дня в квартире Зилова. События перемежаются реминисценциями в прошлое и воображаемое будущее героя.

Дождливым утром в квартире Зилова появляется мальчик с похоронным венком «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей» — это шутка Саяпина и Кузакова. Зилов представляет, будто он все-таки умер и друзья встречаются на его похоронах.

Зилов пытается дозвониться Вере, Саяпину, Кузакову, Ирине — ему нужно хоть с кем-нибудь поговорить — но всё безуспешно. Герой погружается в воспоминания.

Воспоминание первое. Зилов и Саяпин обедают в кафе «Незабудка» со своим начальником Кушаком. Благодаря ему Зилов недавно получил квартиру и собирается вечером праздновать новоселье. Появляется бывшая одноклассница и любовница Зилова Вера, флиртует с Кушаком и напрашивается на новоселье. Зилов вынужден пригласить её.

Вечером в новую, ещё пустую квартиру Зилова приходят Саяпин с Валерией, Кушак, Кузаков и Вера, которую Зилов представляет жене как подругу Кушака. Во время новоселья вскрывается истинное отношение героев к Зилову: Саяпин завидует ему, Кушак невольно дает понять, что не ценит его как сотрудника. После ухода гостей Галина признается мужу, что хочет ребенка, но Зилов реагирует холодно.

Воспоминание второе. Зилов и Саяпин на работе в Центральном бюро технической информации. Кушак требует от них срочно статью о модернизации производства, и Зилов решает вместо статьи сдать проект реконструкции фарфорового завода, лежащий в ЦБТИ уже год. В это время ему приносят письмо от отца: тот пишет, что умирает, и просит приехать. Зилов отмахивается, утверждая, что отец рассылает такие письма каждый год.

В отдел заходит Ирина — она ищет редакцию газеты, чтобы подать объявление. Зилов врёт, что редакция тут и находится, заводит с Ириной разговор и приглашает на свидание. Уже перед самым его уходом звонит Галина и просит сейчас же приехать: она узнала, что беременна. Зилов обещает приехать вечером, и Галина обижается.

Воспоминание третье. Зилов возвращается домой под утро, рассказывает жене, что его отправили в срочную командировку на фарфоровый завод, но Галина не верит: его видели накануне вечером в городе. Она говорит ему, что сделала аборт и не хочет больше никаких отношений. Зилов пытается её успокоить, просит верить ему, напоминает Галине о том вечере, когда они объяснились друг другу в любви — однако романтическая сцена оборачивается фарсом.

Воспоминание четвёртое. Кушак выясняет, что информация в статье Зилова и Саяпина не соответствует действительности: реконструкция на заводе так и не была проведена. Он требует объяснений, и Зилов по просьбе Саяпина берет вину на себя. Кушак предупреждает Зилова об увольнении.

Чуть позже Зилову приносят телеграмму: умер его отец. Он тут же собирается ехать, просит жену принести ему деньги в кафе «Незабудка»: он назначил там свидание Ирине и старается выпроводить Галину побыстрее. Однако она, беспокоясь, что он едет без необходимых вещей, приходит в кафе снова — и застает его с Ириной. Та в замешательстве: она не подозревала, что Зилов женат.

Воспоминание пятое. Галина собирается ехать отдыхать к дяде на месяц. Едва она выходит из дома, Зилов звонит Ирине и зовет её к себе. Внезапно Галина возвращается и признаётся, что уезжает не к дяде, а к другу детства, который до сих пор в неё влюблён. Зилов вскипает, пытается удержать её, но Галина выбегает из квартиры и закрывает за собой дверь. Зилов разговаривает с ней через дверь: раскаивается, просит поверить ему — он впервые искренен. Однако за дверью уже стоит Ирина.

Воспоминание шестое. Кафе «Незабудка», Зилов собирает друзей. Завтра они с Димой едут на охоту, и Зилов надеется, что ему наконец-то повезет. Когда приходят Саяпины, Кушак, Кузаков с Верой и Ирина, Зилов уже пьян. Он начинает разоблачать своих гостей, устраивает скандал. Все уходят, Зилов напоследок называет официанта лакеем, и тот бьёт его в лицо. Когда Саяпин и Кузаков возвращаются забрать товарища, он уже лежит без сознания под столом — как труп, замечает Кузаков, и им приходит в голову разыграть его наутро.

Снова Зилову представляется сцена после собственных похорон.

Он звонит официанту и сообщает, что передумал ехать на охоту, потом обзванивает друзей и приглашает на свои поминки. Затем пишет предсмертную записку и собирается выстрелить в себя из ружья, но его останавливает телефонный звонок. В это время успевают появиться Кузаков и Саяпин. Зилов раздосадован, что ему помешали, обвиняет друзей в том, что они мечтают завладеть его квартирой, и выгоняет. Когда Кузаков пытается его успокоить — наставляет на него ружьё. После их ухода Зилов падает на кровать и какое-то время лежит неподвижно — «плачет он или смеётся, понять невозможно». Потом он звонит официанту и спокойно сообщает, что готов ехать на охоту.

Критика о пьесе

Наибольшие споры вызвал образ Зилова — он многими не был понят.

Ричард Ко, критик «Вашингтон пост»: «Вампилов пишет в традиции Достоевского о беспокойном, самому себе вредящем герое, злоключения и характер которого представляются специфически русскими».[2]

Борис Сушков: «Если говорить о загадке Зилова, то она в том, что в Зилове воплощен не один характер, хотя бы и типичный, а 3-5-7 характеров-типов. Потому столь разные и по-своему логичные (хоть и не всегда убедительные) прочтения этого образа <…> Зилов — это все мы <…> это зеркало, отражающее судьбу целого поколения».[3]

Майя Туровская: «Зилов — фигура типичная. Это оборотная сторона бездушного и рационального технократства. Его служба — это своего рода пенсия по инвалидности души. „Сверхтекучесть“ его нравственности, морали, жизненных устоев и даже личных чувств такова, что ни в чём и ни по какому поводу на него положиться невозможно. Но при этом он незауряден, природно талантлив, полон возможностей и благих душевных порывов — в этом его обаяние. Яркость вампиловского героя — стихийный протест против скучно-односторонней целесообразности и деловитости. Жизнь сделала из Зилова редкостный образец цинизма, законченный экземпляр рыцаря „до лампочки“».[4]

Марк Липовецкий сопоставляет Зилова с Печориным: это тоже «портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии». Зилов — самый свободный человек во всей пьесе — и поэтому он способен на самые непредсказуемые и циничные поступки: у него отсутствуют всякие сдерживатели, тормоза.[5]

Е. Гушанская: Зилов — «человек мягкий до бесформенности, снисходительный до равнодушия, эгоистичный до необходимости это скрывать, задающий себе вопросы и ощущающий себя виновным в том, что не знает на них ответов» [6]

Безусловно важен и образ Официанта.

Майя Туровская: «Официант — маленький деловой человек, демонизированный воображением Зилова, иронически прокомментированный автором, это альтер эго и одновременно антипод героя».[4]

Е. Гушанская: «Официант — единственный, кто имеет над Зиловым власть, кому герой завидует, кем восторгается, кому подчиняется… Он — двойник Зилова, двойник-антипод, антагонист-идеал… Он знает и умеет все, за исключением одной-единственной вещи. Он не знает, что окружающий мир живой, что в нём существует любовь, а не похоть, что охота — не физзарядка со стрельбой в цель… Официант абсолютно безупречен и так же абсолютно бесчеловечен».[6]

Театральные постановки

Первая постановка

Известные постановки

  • 1977 — Студенческий театр МГУ, режиссёр Роман Виктюк, в роли Кузакова Ефим Шифрин
  • 1977 — «Экспериментальная студия театральной молодёжи» (сейчас театр «Ильхом»), Ташкент, режиссёр Марк Вайль
  • 1979 — Московский драматический театр им. М. Н. Ермоловой, режиссёр В. Андреев
  • 1979 — МХАТ, реж. О. Ефремов; Зилов — Андрей Мягков, Официант — Алексей Петренко
  • 1980 ? — Горьковский академический театр драмы имени Горького, режиссёр Анатолий Кошелев, в ролях А. Комраков — Зилов, Т. Кириллова — Галина, Т. Жукова — Вера, Н. Заякина — Валерия, Ф. Зарипова — Ирина, Е. Арефьев — Саяпин, Ю. Аксентий — Дима, Ю. Фильшин — Кузаков, И. Поляков — Кушак
  • 1981 — Ярославское театральное училище, дипломный спектакль. Постановка - Ф. Шишигин. Реж. - Л. Макарова, Ф. Шишигин.
  • 1983 — Санкт-Петербургский государственный молодёжный театр на Фонтанке, режиссёр Ефим Падве
  • 1997 — театр-студия «Русская актёрская школа»
  • 2002 — Московский художественный театр им. А. П. Чехова, режиссёр Александр Марин, в роли Зилова Константин Хабенский, в роли Официанта Михаил Пореченков
  • 2002 — Новосибирский драматический театр «Красный факел», режиссёр Пётр Шерешевский, в роли Зилова Максим Битюков
  • 2007 — Ярославский академический театр драмы им. Ф. Волкова, режиссёр Александр Ищенко
  • 2008 — Воронежский академический театр драмы им. А. Кольцова, режиссёр Анатолий Иванов, в роли Зилова Юрий Смышников
  • Архангельский театр драмы имени М. В. Ломоносова
  • Театр на Спасской, режиссёр Александр Клоков
  • Свердловский театр юного зрителя, режиссёр Дмитрий Астрахан
  • Другой театр режиссер Павел Сафонов, в ролях Владимир Епифанцев, Ольга Ломоносова, Максим Браматкин, Сергей Фролов, Андрей Кузичев, Валерий Горин, Анастасия Веденская, Мария Бердинских, Анастасия Бегунова, Надежда Михалкова, Денис Яковлев.

Экранизации

  • 1979 (премьера — 1987) — «Отпуск в сентябре», режиссёр Виталий Мельников, в ролях Олег Даль — Зилов, Ирина Купченко — Галина, Ирина Резникова — Вера, Наталья Гундарева — Валерия, Наталья Миколышина — Ирина, Юрий Богатырёв — Саяпин, Геннадий Богачёв — Дима, Николай Бурляев — Кузаков, Евгений Леонов — Кушак

Литература

  • Гушанская Е. Самоосознание по Вампилову // Звезда. 1989. № 10
  • Журчева Т. Поэтика «Утиной охоты» А. Вампилова // Поэтика реализма. Куйбышев. 1982
  • Лейдерман Н. Л., Липовецкий М. Н. Александр Вампилов // Современная русская литература. М., 2001. Книга вторая: 70-е годы. С. 184—194
  • Липовецкий М. Н. Маска, дикость, рок (перечитывая Вампилова) // Литература. 2001. № 2
  • Сушков Б. Ф. Александр Вампилов. М., 1989, с. 84-126
  • Туровская М. И. Вампилов и его критик // Туровская М. И. Памяти текущего мгновения. М., 1987

Примечания

  1. ↑ 1 2 Т. Глазкова
  2. ↑ цит. по: Сушков Б. Ф. Александр Вампилов. М., 1989, с. 87
  3. ↑ Сушков Б. Ф. Александр Вампилов. М., 1989, с. 114—115
  4. ↑ 1 2 Туровская М. И. Вампилов и его критик // Туровская М. И. Памяти текущего мгновения. М., 1987
  5. ↑ Липовецкий М. Н. Маска, дикость, рок (перечитывая Вампилова) // Литература. 2001. № 2
  6. ↑ 1 2 Гушанская Е. Самоосознание по Вампилову // Звезда. 1989. № 10
  7. ↑ В. Бондаренко

Ссылки

 

Пьесы Вампилова

Двадцать минут с ангелом (1962) • Дом окнами в поле (1963) • Прощание в июле (1964) • Старший сын (1965) • Утиная охота (1970) • История с метранпажем (1971) • Прошлым летом в Чулимске (1972) • Сто рублей новыми деньгами • Месяц в деревне

dic.academic.ru

.. " "

vuzlit.ru

A.B. , 1970 , . : , , , , .

( ) . . , - , . , -. . , ? -- .

, : .

, , : , , , .

-- , . . . , , .

-- , . , , , , , , . -- . , : . , . . .

, -- . . , , , -- .

A.B. -- , , , . (). . , . , . , : , , , , .

. . , , , . . , . .

, , , . , , . : , , .... , . , , . , . , , , -- .

, , . , -: , , . , , , , , . , , , , , -- , . , (, ). : . . , .

. , , , . , , .

: , . . .

. , . .

, , , , , . , - , . , . , , .

, : , , .

. , , , , .

. . , , - . , . . , , . . , - . , . , . - , .

? , , , . , . , , . -- . . XX , . , -- . -- - . , , . . . . , , , , , ,

" ":

" " ( . .) 1965 1967 . , , . . (" "). , , .

, , . . 60- . , , " " (): , , - . ? 11 , 6 , . , . , . , , , , . . . "" . . - . -, . , . . ? 10 "" . , , . , . - , , , , . , . 2- . , - , . . , , , , . , , , "" , . . " " () - , . , . - . , - , . , . 5 , ? 35 , , . - , . . " " (). . . 1,5 . , " ", " " . . . . , , , : - . , . . . " " , . . . , . , . , . , , . , . , , , . ( , , ) - . ( ). , , . " " . (" ", " "). , . 18 : , ! -20 , - . , , . , , . - , . , , . - , , , . . - . , , , , , . , . , , , , . , , . , , . " " "", , .

" " . - , , , , - , , . . , , , , , . , - . " " , . - . 50- . , , , , , , - , . , , , . , , , . , . , , , . , , . . - . " " , . , . " ", , , , , . , (" "), , , "" . , . . , " ", . , . , . , . " " () - , . , , " " . " ". - ! , .

, , , , . , , ( , ), , - .

, , , , ,-- , , . -- , , . , , , , , , , .

, , . : , , , , , . : -, , , , . , , '. , , , .

, , ( , ), , , , , , (...) . , , . -- .

, , : , , , . , , . .

, , , . -- , . , , , , , .

, , . -- -- . , . , , , . -- : , , . , , : , , . . . , . , , .

- , . -- , , , ( - , , ), : .

, , , , , . , , , , .

, , , , -- " , , . , , .

-- ( ). -- , , , , -- - . , .

, ( ) . , : , , -- , , , , .

, , : . -- , , , , , ; ( , ). , -- . -- , , , . -- .

, -- , , -- , , . . -- . , . , , , . -- , , , -- . .

, : . -- . , , ,-- .

, . , , . -- -- . -- , . , , . , , , . .

. ( -- ), . , , , , , , , . , , , , , , , , , . , .

, . , , , , , , . -- , , , , , . -- , ( ), , , , , , , .

, - . , , , , -- , -- , . .

, , ? , , , , -- , , ? , , -- .

-- . -- , , , , , . , , . , -- , , . , , , , , .

, , , , , , , , . ; , : , . , .

. , , , , , , , - , - ( , ). , . , , , . , , , : , , , , , , , , , .

XX , , , , , , . , , , , , , , , , , , , , . : ( ), ( ), , -, -. (, , . , .)

. , , , , , -- , ,-- . , 1967 . , .

, , . XX , , . , , , , , , .

, , , -- (! , ! -- ), ( . , ), , ( . , , , . , . ) -- , . , , .

Александр Вампилов - Утиная охота

ОФИЦИАНТ(присаживается). Смени обязательно. Дождь кончился. (Взял в руки ружье.) Через часок (переломил ружье) можно будет (играючи, двумя движениями зарядил ружье) отправляться. Понял? Кончай базар, через час я подъеду.

ЗИЛОВ. Никуда я не еду. Я тебе уже сказал. (Кузакову и Саяпину.) Не беспокойтесь, ваше дело верное.

САЯПИН. Витя! Хватит сходить с ума! Собирайся на охоту.

КУЗАКОВ. Обувайся. (Взял в руки рюкзак.) Одевай рюкзак. (Саяпину и официанту.) Выведем его на улицу.

Кузаков и Саяпин подступают к Зилову.

ЗИЛОВ. Не трогайте меня. Не прикасайтесь.

ОФИЦИАНТ. Короче. Будешь шизовать или поедешь на охоту?

ЗИЛОВ. Никуда я не поеду.

ОФИЦИАНТ. Ну что тебе сказать?.. Дурак. Больше ничего не скажешь. (Поднимается.)

САЯПИН. Ты что, уходишь?

ОФИЦИАНТ. А что я могу сделать? Ничего. Сам должен соображать.

ЗИЛОВ. Правильно, Дима. Ты жуткий парень, Дима, но ты мне больше нравишься. Ты хоть не ломаешься, как эти… Дай руку…

Официант и Зилов жмут друг другу руки.

Кланяйся там…

ОФИЦИАНТ. Ну пока, Витя. Жалко, что мы не едем вместе. Не вовремя ты расстроился… А то смотри, лучше будет - приезжай…

ЗИЛОВ. Ладно, Дима, прощай.

ОФИЦИАНТ. Подожди, а где твоя лодка?

ЗИЛОВ. Лодка у Хромого.

ОФИЦИАНТ. В сарае?

ЗИЛОВ. Да, в сарае.

ОФИЦИАНТ. Значит, я…

ЗИЛОВ(хрипло). Бери.

ОФИЦИАНТ. Спасибо, Витя. А если что…

ЗИЛОВ(голос его дрогнул). Считай, что она твоя… Берите… Все берите…

САЯПИН. Витя, ну что ты говоришь…

ЗИЛОВ. Вы все уже поделили. Вы рады моей смерти. Рады!

КУЗАКОВ. Врешь!

ЗИЛОВ(вдруг со злобой). Я еще жив, а вы уже тут? Уже слетелись? Своего вам мало? Мало вам на земле места?.. Крохоборы!

Он бросается на них. Борьба.

КУЗАКОВ. Врешь… Врешь… Врешь…

ОФИЦИАНТ. Спокойно… Возьми себя в руки!.. Ты можешь взять себя в руки?

ЗИЛОВ(вдруг перестает сопротивляться). Могу… (Спокойно.) Я могу… Но теперь вы у меня ничего не получите. Ничего. (Неожиданно берет у Саяпина ружье и отступает на шаг.) Вон отсюда.

Небольшая пауза.

ОФИЦИАНТ(удивленно). Серьезно?

ЗИЛОВ(спокойно). Уходите.

ОФИЦИАНТ. Брось, старичок…

ЗИЛОВ. Убирайтесь.

Саяпин пятится к двери. Кузаков остается на месте. Он стоит перед Зиловым. За ним ближе к двери стоит официант.

(Кузакову). Уходи.

КУЗАКОВ. Не уйду. Я сказал тебе, что не уйду, пока…

ЗИЛОВ. Уходи.

КУЗАКОВ. Не уйду.

ЗИЛОВ. Я буду стрелять. (Направляет стволы на Кузакова.)

КУЗАКОВ. Стреляй.

ОФИЦИАНТ. Ружье заряжено.

ЗИЛОВ. Вот и прекрасно.

Саяпин исчезает.

ОФИЦИАНТ. Давай-ка. (Хватает Кузакова, выталкивает его за дверь.) Так будет лучше… А теперь опусти ружье.

ЗИЛОВ. И ты убирайся.

Мгновение они смотрят друг другу в глаза. Официант отступает к двери.

Живо.

Официант задержал появившегося в дверях Кузакова и исчез вместе с ним.

Зилов некоторое время стоит неподвижно. Затем медленно опускает вниз правую руку с ружьем.

С ружьем в руках идет по комнате. Подходит к постели и бросается на нее ничком. Вздрагивает. Еще раз. Вздрагивает чаще. Плачет он или смеется, понять невозможно, но его тело долго содрогается так, как это бывает при сильном смехе или плаче. Так проходит четверть минуты. Потом он лежит неподвижно.

К этому времени дождь за окном прошел, синеет полоска неба, и крыша соседнего дома освещена неярким предвечерним солнцем.

Раздается телефонный звонок. Он лежит неподвижно. Долго звонит телефон. Он лежит неподвижно. Звонки прекращаются.

Звонки возобновляются. Он лежит не шевелясь. Звонки прекращаются.

Он поднимается, и мы видим его спокойное лицо. Плакал он или смеялся - по его лицу мы так и не поймем. Он взял трубку, набрал номер. Говорит ровным, деловым, несколько даже приподнятым тоном.

ЗИЛОВ. Дима?.. Это Зилов… Да… Извини, старик, я погорячился… Да, все прошло… Совершенно спокоен… Да, хочу на охоту… Выезжаешь?.. Прекрасно… Я готов… Да, сейчас выхожу.

Занавес

ПРИМЕЧАНИЯ

Пьеса закончена в 1968 г. Впервые опубликована в альманахе "Ангара" (1970, №6). Признана вершиной творчества драматурга и одной из лучших пьес мирового репертуара. В то же время, или, быть может, именно поэтому, "Утиная охота" вызвала так много споров и толкований, что родилось понятие "загадка Вампилова". Более, чем к другим вампиловским пьесам, к этой была пристрастна цензура.

Писатель Ефим Дорош, член редколлегии "Нового мира" времен А.Т. Твардовского, сообщал Вампилову об участи его пьесы в журнале: "Дорогой Саша! Меня не было в Москве, почему отвечаю Вам с таким опозданием. Лакшин пьесу прочитал, он того же мнения о ней, что и мы с Берзер, однако если мы считаем, что ее следует печатать, то он стоит на том, что "Новый мир"-де пьес не печатает. Впрочем, пьесу он мне не вернул, но отдал ее другому заместителю - Кондратовичу, этот, конечно, будет читать долго, вернее, держать ее у себя, поскольку это пьеса, т.е. нечто нашему журналу чуждое. Правда, я буду его поторапливать. Надежд у меня совсем мало, была бы это проза, я бы дал Твардовскому, а пьесу, боюсь, он не одобрит. Впрочем, подожду, что скажет Кондратович. Если у Вас возьмут "Сибирские огни" и Вам нужен мой отзыв, напишите, я сразу вышлю…".

Публикация в "Новом мире" не состоялась.

Писатель Марк Сергеев, в то время главный редактор альманаха "Ангара", вспоминает драматическую историю, связанную с первой публикацией пьесы:

"Наша советская цензура долгие годы делала вид, будто ее не существует: рукописи не читала, но активно вмешивалась на стадии корректуры. Этим обстоятельством мы и воспользовались. "Утиная охота" была заслана в набор без привязки к какому-либо номеру - в запас (есть такой термин). Когда набор был готов, случилось везение, которое бывает лишь раз в жизни: главный цензор уехал в отпуск. Мы тут же поставили пьесу в номер. Волновались ужасно! Пропустят - не пропустят. Решили подстраховаться, но времени почти не оставалось. За ночь я написал предисловие.

"Утиная охота" была напечатана (№ 6 за 1970 г.) и ушла в жизнь.

Неприятности начались сразу и вовсе не от тех людей, от которых этого можно было ожидать. Вернулся главный цензор, поздоровевший, более, чем всегда, благодушный. Остановил меня на улице и сказал:

- Дело, конечно, сделано. Но вам с Вампиловым эту пьесу еще припомнят.

Так оно и случилось. Главный герой "Утиной охоты" Зилов и вся мужская часть его компании, кроме официанта Димы, трудятся в некоем Бюро технической информации. Надо же было такому случиться, что в Иркутске в то время было всего лишь одно такое бюро, точно с таким же названием. И сотрудники этой замечательной организации закипели благородным возмущением, налились гневом и, дабы все знали, что они не Зиловы, не саяпины, не кушаки, нашли самый верный способ доказать, что они ангелы (не те, что нарисованы Вампиловым в другой пьесе). Лучшим средством обороны, как известно, является донос.

Письмо возмущенных сотрудников Бюро технической информации было передано в обком, там заинтересовались этой отнюдь не технической информацией. Меня, как редактора альманаха и автора предисловия, пригласил Антипин (тогдашний третий секретарь Иркутского обкома КПСС. - Т.Г.). Он дал мне прочитать донос, потом мы поговорили.

Может быть, Антипину не хотелось раздувать дело, ведь это как бумеранг, разносишь других, а попадет самому - недосмотрел. Мы посмеялись. Жалобщикам было отвечено, что Вампилов не имел в виду Иркутск и, конкретно, тех людей, которые приняли пьесу на свой счет. Но ангелы из Бюро технической информации послали донос повыше - аж в ЦК КПСС!

И на наше отчетно-выборное писательское собрание, его срок как раз приспел, явился гость из отдела культуры ЦК КПСС. Стало ясно, что противники "Утиной охоты" воспользуются этим. Однако разгрома не получилось - собрание встало на защиту Вампилова" (Звезда. 1997. № 8. С. 328).

Даже после смерти Вампилова его пьеса вызывала неприятие у тех, от кого зависела ее дальнейшая судьба. Марк Сергеев в своих воспоминаниях рассказывает и о подготовке к изданию первого однотомника произведений Вампилова:

"В октябре 1972 года однотомник был передан мною в Восточно-Сибирское издательство. Месяца через два или три меня вызвал к себе директор издательства и сказал: "Можно издать, но без "Утиной охоты"".

profilib.net

Краткое содержание Утиная охота Вампилов А.В. :: Litra.RU :: Лучшие краткие содержания

www.litra.ru

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Краткие содержания / Вампилов А.В. / Утиная охота / Вариант 2

    Действие происходит в провинциальном городе. Виктора Александровича Зилова будит телефонный звонок. С трудом просыпаясь, он берет трубку, но там молчание. Он медленно встает, трогая себя за челюсть, открывает окно, на улице идет дождь. Зилов пьет пиво и с бутылкой в руках начинает физзарядку. Снова телефонный звонок и снова молчание. Теперь Зилов звонит сам. Он разговаривает с официантом Димой, с которым они вместе собирались на охоту, и чрезвычайно удивлен, что Дима его спрашивает, поедет ли он. Зилова интересуют подробности вчерашнего скандала, который он учинил в кафе, но о котором сам помнит весьма смутно. Особенно его волнует, кто же вчера съездил ему по физиономии.     Едва он кладет трубку, как в дверь раздается стук. Входит мальчик с большим траурным венком, на котором написано: «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей». Зилов раздосадован столь мрачной шуткой. Он садится на тахту и начинает представлять себе, как бы все могло быть, если бы он действительно умер. Потом перед его глазами проходит жизнь последних дней.     Воспоминание первое. В кафе «Незабудка», излюбленном месте времяпрепровождения Зилова, он с приятелем Саяпиным встречается во время обеденного перерыва с начальником по работе Кушаком, чтобы отметить большое событие — он получил новую квартиру. Неожиданно появляется его любовница Вера. Зилов просит Веру не афишировать их отношения, усаживает всех за стол, и официант Дима приносит заказанное вино и шашлыки. Зилов напоминает Кушаку, что на вечер назначено празднование новоселья, и тот, несколько кокетничая, соглашается. Вынужден Зилов пригласить и Веру, которой этого очень хочется. Начальнику, только что проводившему законную супругу на юг, он представляет её как одноклассницу, и Вера своим весьма раскованным поведением внушает Кушаку определенные надежды.     Вечером друзья Зилова собираются к нему на новоселье. В ожидании гостей Галина, жена Зилова, мечтает, чтобы между ней и мужем все стало как в самом начале, когда они любили друг друга. Среди принесенных подарков — предметы охотничьего снаряжения: нож, патронташ и несколько деревянных птиц, используемых на утиной охоте для подсадки. Утиная охота — самая большая страсть Зилова (кроме женщин), хотя пока ему не удалось до сих пор убить ни одной утки. Как говорит Галина, главное для него — сборы да разговоры. Но Зилов не обращает внимания на насмешки.     Воспоминание второе. На работе Зилов с Саяпиным должны срочно подготовить информацию о модернизации производства, поточном методе и т. п. Зилов предлагает представить как уже осуществленный проект модернизации на фарфоровом заводе. Они долго бросают монету, делать — не делать. И хотя Саяпин опасается разоблачения, тем не менее они готовят эту «липу». Здесь же Зилов читает письмо от старика отца, живущего в другом городе, с которым он не виделся четыре года. Тот пишет, что болен, и зовет повидаться, но Зилов относится к этому равнодушно. Он не верит отцу, да и времени у него все равно нет, так как в отпуск он собирается на утиную охоту. Пропустить её он не может и не хочет. Неожиданно в их комнате появляется незнакомая девушка Ирина, спутавшая их контору с редакцией газеты. Зилов разыгрывает её, представляясь сотрудником газеты, пока его шутку не разоблачает вошедший начальник. У Зилова завязывается с Ириной роман.     Воспоминание третье. Зилов возвращается под утро домой. Галина не спит. Он сетует на обилие работы, на то, что его так неожиданно послали в командировку. Но жена прямо говорит, что не верит ему, потому что вчера вечером соседка видела его в городе. Зилов пытается протестовать, обвиняя жену в чрезмерной подозрительности, однако на нее это не действует. Она долго терпела и больше не хочет выносить зиловского вранья. Она сообщает ему, что была у врача и сделала аборт. Зилов изображает возмущение: почему она не посоветовалась с ним?! Он пытается как-то смягчить её, вспоминая один из вечеров шесть лет назад, когда они впервые стали близки. Галина сначала протестует, но затем постепенно поддается очарованию воспоминания — до момента, когда Зилов не может припомнить каких-то очень важных для нее слов. В конце концов она опускается на стул и плачет. Воспоминание следующее. Под конец рабочего дня в комнате Зилова и Саяпина появляется разгневанный Кушак и требует от них объяснения по поводу брошюры с информацией о реконструкции на фарфоровом заводе. Выгораживая Саяпина, который должен вот-вот получить квартиру, Зилов берет на себя всю ответственность. Только внезапно появившейся жене Саяпина удается погасить бурю, уведя простодушного Кушака на футбол. В этот момент Зилову приходит телеграмма о смерти отца. Он решает срочно лететь, чтобы успеть на похороны. Галина хочет ехать вместе с ним, но он отказывается. Перед отъездом он заходит в «Незабудку», чтобы выпить. Кроме того, здесь у него назначено свидание с Ириной. Свидетельницей их встречи случайно становится Галина, которая принесла Зилову плащ и портфель для поездки. Зилов вынужден признаться Ирине, что он женат. Он заказывает ужин, откладывая отлет на завтра. Воспоминание следующее. Галина собирается к родственникам в другой город. Как только она уходит, он звонит Ирине и зовет её к себе. Неожиданно возвращается Галина и сообщает, что уезжает навсегда. Зилов обескуражен, он пытается задержать её, но Галина запирает его на ключ. Оказавшись в западне, Зилов пускает в ход все свое красноречие, пытаясь убедить жену, что она по-прежнему дорога ему, и даже обещая взять на охоту. Но слышит его объяснение вовсе не Галина, а появившаяся Ирина, которая воспринимает все сказанное Зиловым как относящееся именно к ней. Воспоминание последнее. В ожидании друзей, приглашенных по случаю предстоящего отпуска и утиной охоты, Зилов выпивает в «Незабудке». К моменту, когда друзья собираются, он уже довольно сильно пьян и начинает говорить им гадости. С каждой минутой он расходится все больше, его несет, и в конце концов все, включая Ирину, которую он также незаслуженно оскорбляет, уходят. Оставшись в одиночестве, Зилов называет официанта Диму лакеем, и тот бьет его по лицу. Зилов падает под стол и «отключается». Через некоторое время возвращаются Кузаков и Саяпин, поднимают Зилова и отводят его домой. Припомнив все, Зилов и в самом деле вдруг загорается мыслью покончить жизнь самоубийством. Он уже не играет. Он пишет записку, заряжает ружье, разувается и большим пальцем ноги нащупывает курок. В этот момент раздается телефонный звонок. Затем незаметно появляются Саяпин и Кузаков, которые видят приготовления Зилова, набрасываются на него и отнимают ружье. Зилов гонит их. Он кричит, что никому не верит, но они отказываются оставить его одного. В конце концов Зилову удается их выдворить, он ходит с ружьем по комнате, потом бросается на постель и то ли смеется, то ли рыдает. Через две минуты он встает и набирает номер телефона Димы. Он готов ехать на охоту.

/ Краткие содержания / Вампилов А.В. / Утиная охота / Вариант 2

Смотрите также по произведению "Утиная охота":

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

. . . . .

vikidalka.ru

|

5 :

.

. . .

:

. , - . . - "", " ", " " (, "" ), " ", "". -: "", " ", " ", " ", " ", "". " " ( " ", " " ""). , . , , - - ( " ", - - " ", - "). , - , , , - , - . , . , , , , . , ( ), , , , , " ( , . - . ), ".

 

. , , - , - . , ( , - ). , , ( "", " "), . , , , , : , - , - , - , - , " ". , : , , - , , . " " (1971)

 

" " , , " ", ", "*139. " " ( . ): , , " ", , ( " ") , , , (, , , , ). . - : . "" " ", , ( , "" ). - , "" - , , , " ". - ; :

 

! ! , , - !. . () . ? ? ?. . , . ? .

 

, - , , " ". - . : , , , . , - , , , (" . . . . . . , "). , . : , , , "" , , , , . , , , , , - , . , , , , , , " " :

 

, , - , , ? , ?. . ? . . . ?. . , , ? , . . . ? , ! ! , ! , , , . !

 

, , ( , ) - ), , , . : , , , , , , .

 

"", , , , , , , , . : "", "" - .

 

, , . , . " ", , . , , , , . : " , ". , . , . , , , - , , " " , .

 

, " ". , , , : "! , . . . ? ! , ? , ? ? . . . . . " (", ") .

 

" , " , , - , , - ; , , , - . , , , , . , "" , " ", , , , - " ".

 

" " ( . *140). : - : , . - , : " , , , , ". , . - . , : " , , , ", - : , , , . , , . , - - , , , . . , : " , , . . . . "

 

 

, ( , . , . , . ). " " : " " (1972) , , ( ), . "" , , , .

 

, : , : , , , , . - , " " - "" . , , , . , . ( , ).

 

, , - , . : , , - , , , " , , " ", ". , , : ( , , , : " . . . . "). . , , , , , , . :

 

. . . . ?

 

( ). ?. . .

 

. , ?

 

. . . . ? ( : . ) , , . . . , . , .

 

. , .

 

(). . . . , .

 

(). ? , , .

 

( ). , .

 

. , ?. . - , . . .

 

. . .

 

. ?

 

. . , .

 

( ). .

 

. ?

 

(). . .

 

. ?

 

(). .

 

. . , , . .

 

. ?

 

. . , .

 

( ). ?. . , . . .

 

, , , () "" . - . . "", - , , . - , , , . " ", , , . , -, .

 

: , , . , . , " ", , - , , , .

 

, , ,

 

: , .

 

.

 

, , , , ? , - , ? , ? , , ?

 

"" , , "", . . , , , . , , . - , , . , , , ( , , , - ), , . , , , - .

 

- " " . - . . , . . , , " " .

 

. . , . - , , , . . . , , .

 

, , . , , - , "" , , . , : : , , , , . , "", . ( - , , - , - . . . ). 1980 - 1990-, () , , "" , , , . . ( . ). , , .

- . - . . . .

"-" 1976 . " ", - " ". - : , " ", , "" .

 

"-" " ". , , , ( ), "". "" . ""?

 

, "-" - . - " ", . " " - , : " ", " " , - , , , , "".

 

, , "-" . : , , , .

 

, , " ", , " , ". , :

 

, - , , , , , , , , .

 

: " , ". , : ", , , , , ". , , , , . "-" . , , , , . , , - , , , , , , - . , .

 

, "-". , : , "", , ; , ; , , , .

 

, , "-" . , "", "-" , c . , . , : - - " ", " " (" "). , " " , : , . . . (" "). - , . , , - : , , , - , "", "", , . , , : " , . . . "

 

, . , , , , -. " ", :

 

, , , , , .

 

(, , - . ) , , , , . " ", . - , " , ", : -, -, - - , . - " ". , , , , , , " , , , ", . , , " - , , ", , . - , , .

 

, "-" - , -. , "", , :

 

, , , , . . <. . . > " ! !" - , , , , .

 

, , - , , " , ", " , , ". , :

 

? , , . : , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , : " , , ".

 

, , , , , , *54.

 

, , , , , , , . , " " . , , : , - - ( "-" , )*55. .

 

, "" "-":

 

, , , , , , , , . , " ", ( . - . )*56.

 

, , , , . "-" , : " , . . <. . . > ". , "-" : " , , , ? ".

 

, "i" . -?

 

: " " " "

 

"" . , - " ", " " 1985 , " ", "" 1986 .

 

. : , , , . . (.. , .. , . ).

: " " " "

 

"" . , - " ", " " 1985 , " ", "" 1986 .

 

" " - " ", 1950- " ". - , . . "" .

 

:

 

. . , . .

 

: , , " " , , , , , , " ", -. . . " ", , - , " ". -! , , ! , , .

 

? ? , . , " " - " ", , . "" - "" , , "" - , " ", -, . . .

 

, "", , . , .

 

" , , , - . . . , , , , , , . . . " , , , "": , , " " , , " ", - .

 

" ", " ", " ", ? , , - , , ?

 

- , , . , "", -, , , , " . . . " . - , , , . : " , , - " , , . . . "

 

"" . , , , .

 

, , , , "". -. . . , , , , . - , , . , , , , , , , - , .

 

, . , " , "? , " "? , ? , , , ?

 

, , ? , , , - , , , . " " , "", , "", , , . , , , : , , , , , , .

 

, : , , . , , . ? , -, , , , , ?

 

, , , . , . -, , - , . , , - .

 

"" , , - , : , ? " ". , - . , - , -, , , . " " , -. ("" ) - .

 

" " . , , , , , , , , , -, , :

 

. . . , - ? , , , , , , , , , . . .

 

- , , " ", , , , " ": " , , ".

 

: 1970 - 1980- ? ?

 

, - , , . , - , , , "", , , ? , , , , . , , " " . " " -, , , , , , , , , , , .

 

" " , . " " , - : , -, -, , - , , , , " , , ".

 

, - " " - ? ? "", . . , , . ? ? , , , , , ?

 

, , , , ?

 

, - . "" , - . ( " " . . . ) "" , , , " ", , , "" , , ? , " ", . , , ! , -, , .

 

", - , - , , ". , - , - . , . , . , , , . , - ", !"

 

, , " ":

 

. . . . . . , . , , , . , , . . , , , - , , , , , .

 

- , - . " ", , . . , , , , " ": - "" , " ", " " , , , , , , . , . , , " ". "" , - "" . " ".

 

, "" " ", , . , "". , , , , , , - , .

 


Смотрите также