Наталья Галаджева - Олег Даль. Зилов даль


Александр Вампилов – Виталий Мельников. "Утиная охота" – "Отпуск в сентябре" – 2

"Снег болотный стелется…"

Действующие лица.

Зилов (в фильме – Олег Даль).Интеллигент, переживающий глубокий душевный кризис и внутренний разлад, природа и происхождение которых вполне умещаются в формулу "Всё есть, а жить тошно". Ему беспокойно и неуютно. Мучается сам и мучает других. Друзья ему надоели, вернее, они, быть может, когда-то были друзьями, а сегодня они просто – привычный круг общения, где главное – сохранять внешние приличия.  Кого из своих женщин он любит? Дорог ли ему вообще кто-то?

Толик Саяпин (в фильме – Юрий Богатырёв).Паяц, шут, скоморох. Отнюдь не в шекспировском значении. Ничего сакрального и мистического. Всецело поглощён вполне прозаичной мечтой – квартирой, где сможет без посторонних глаз набить морду своей жене. А так, в общежитии всё видно… Продаёт Зилова за копейку после начальственного окрика. А потом хоронит ещё живого. Траурный венок живому человеку можно признать неудачной шуткой, но если вслед за венком следует и телеграмма похожего содержания, то это уже пожелание. А после "похорон" деловито замечает, что у Зилова в квартире рассыхаются полы…Коля Кузаков (в фильме – Николай Бурляев).Современный вариант Карандышева. Его задумчивость и самоуглублённость – не более, чем маска, о наличии которой, впрочем, он не догадывается. Слаб и несложен. Несколько раз повторяет фразу: "Жизнь, в сущности, уже проиграна". Отношения с Верой – поза, возможность самоутвердиться в своих глазах. Жениться на ней не хочет. Высказанная готовность жениться – пустое бахвальство.Кушак Вадим Андреевич (в фильме – Евгений Леонов).Возглавляет ЦБТИ, учреждение, где работают Зилов и Саяпин. Стареющий тайный похабник. Постоянно повторяет, что он не ханжа и не лицемер, но именно таковым и является. Завидует своим подчинённым, их способности грешить легко и свободно, не испытывая при этом лишних переживаний. За это же на них злится. Точнее, злится на них за свою зависть. Ходит в компанию, чтобы, как говорят, культурно посидеть. Переживает не из-за того, что жена в Сухуми, а он развлекается, а из-за того, что об этом и так известно всем. Считает Зилова виновным за то, что Вера "прокрутила ему "динамо".Официант Дима (в фильме – Геннадий Богачёв).Ни разу не назван Вампиловым по имени. Только "Официант". По имени к нему обращается только Зилов. Это его двойник, его зеркальное отражение, второе "я", в чём-то кумир и пример для подражанья, которого, вместе с тем, он ненавидит, называя "жутким парнем".  Всегда безупречен, точен, спокоен.  Не ведает эмоций, не ссорится, не помнит зла. Советует Зилову не волноваться. Холоден, бесстрастен. Невозмутим даже под дулом ружья. Его кодекс законов находится вне пределов человеческой морали, мира людей вообще. Типичный лакей, нормальный убийца. "А в школе робкий был парнишка",  - говорит о нём Саяпин. Все убийцы ничем особым в школе не выделялись.Галина, жена Зилова (в фильме – Ирина Купченко).Мадонна без младенца. Полна жертвенной нерастраченной любви. Ради её спасения готова признавать свою вину, даже когда не виновата. Почти святая. Терпеть не может официанта Диму. Уезжает, потому что равнодушие и чёрствость Зилова заставляют её выбирать между мужем и потерянным ребёнком.Валерия, жена Саяпина (в фильме – Наталья Гундарева).Так же как и Галина связывает большие надежды на новую жизнь с новой квартирой. Но в отличие от Галины, получение квартиры становится для неё самоцелью и единственным смыслом в жизни. Цель оправдывает средства. Просто и буднично продаёт мужа за хорошие отношения с Кушаком, от которого зависит достижение этой цели. При этом считает, что очень умело нашла решение проблемы. Плохо, когда такой человек твой друг, но совсем плохо -  когда жена.Вера (в фильме – Ирина Резникова).Любит Зилова большой, безнадёжной и болезненной любовью. Каждый её новый мужчина – способ мести Зилову. Зилов это понимает, но делает вид, что ему всё равно. Между тем, он – единственная причина, которая держит её в этой компании "аликов". Порочные отношения становятся образом её жизни.Ирина (в фильме – Наталья Миколышина).Ей восемнадцать. Доверчивая и чистая душа. Провинциалка, приехавшая поступать в иняз.  Покоряет Зилова своей чистотой и неопытностью. Но эта самая чистота и наивность смешат и раздражают его в сцене ухода Галины. Похожа на девочку-отличницу, оторвавшуюся от мамы, на девочку-отличницу, чей первый жизненный опыт будет жестоким и оглушающим. Кем она станет, Верой или Галиной, мы не знаем…

Утиная охота.Для Зилова это возможность успокоиться, обрести душевный покой, равновесие. Но первозданная красота природы, тишина волнуют его. Он постоянно промахивается. И завидует равнодушию и безупречности Димы. Заимствует его черты, его манеру поведения и восприятия мира. Пытается быть как он. Ломает свою природу в надежде на покой и точность выстрела, но теперь его охота на уток превращается в охоту на людей. Недаром Саяпин (а в фильме Валерия) бросает ему: "Браконьер!". История Зилова – вечная история интеллигента: тайное желание подчиняться чёрной брутальной силе. Недаром говорит "и получается так, что ты – самый близкий мне человек".  Финал пьесы трагичен: дождь прекращается, Зилов звонит Диме и совершенно ровным голосом сообщает, что готов ехать.  Похоже, что избавившись от душевного беспокойства, Зилов избавился и от души. Официант победил.Для Димы же утиная охота – простая физзарядка со стрельбой.

Фильм и пьеса.В фильме очень точно передан антураж, людские типажи, погода, ощущения. Дождь, грязь новостройки, типовая советская неуютная квартира, лампочки, контора ЦБТИ, убогое кафе "Незабудка"… Возгласы Валерии "Красота!", "Красота!" удачно дополняют картину. Наталья Гундарева нашла очень точную и объёмную интонацию.Очень точно, просто филигранно подобраны актёры на все роли. И никто из них ни в одном месте не сфальшивил, не "недоиграл".Отдельной строкой – бесподобна и сногсшибательна Ирина Резникова.

Но вот насчёт содержания начинаются вопросы. Вместе с несказанными, или, наоборот, придуманными репликами героев, которых в фильме великое множество, кроме ситуационных несовпадений и других незначительных-значительных деталей, есть некоторые моменты, несоблюдение которых искажают или мешают понять смысл пьесы. Например:

*Открытые пространства.В пьесе Вампилова всё действие проходит в закрытых пространствах: в квартире, конторе, кафе,  и всего лишь один эпизод происходит на улице: Зилов собирается ехать на похороны отца и встречается с Галиной у входа в кафе. Закрытые, неуютные помещения вызывают клаустрофобию, пыльный воздух мешает свободно дышать. И всё это лучшая иллюстрация к состоянию Зилова. Ему тесно, душно. Поэтому он так рвётся на охоту, на свежий воздух, туда, где "это как в церкви и даже почище, чем в церкви".В фильме же открытого воздуха неоправданно много: Зилов и Саяпин бегут на обеденный перерыв, Зилов и Вера беседуют о Кушаке после новоселья, Дима, Кузаков и Саяпин сидят во дворе на скамейке после неудачной попытки Зилова застрелиться…

*Плюшевый кот.В "Утиной охоте" на новоселье Вера дарит Зилову плюшевого кота. В "Отпуске в сентябре" – настоящего, живого котёнка. Кот, понятно, символ уюта и благополучия в доме. Плюшевый кот – это лишь видимость, эрзац. Именно такая атмосфера в доме Зиловых. Кроме того, это ревность Веры, говорящей Зилову: "Ты мой. Здесь у тебя ничего нет". Живой котёнок в фильме полностью меняет значение целого эпизода, искажает авторский замысел.

*Друзья. Саяпин.Саяпин и Зилов в ответ на требование Кушака подготовить статью о растущем производстве подсовывают ему некий проект, который лежит в столе целый год. Кушак видит обман и устраивает обоим разнос и обещает принять меры и сделать выводы. Саяпин в ожидании квартиры… И в ответ на вопрос начальника "Кто готовил эту статью?" не моргнув глазом сказал: "Я не в курсе этой статьи. Её готовил Зилов. Я ему поверил".  В фильме этой фразы нет. Как нет траурной телеграммы от группы товарищей, в довесок к венку.  А, между тем, без этого Саяпин выглядит просто дурачком, местечковым скоморохом. И трудно понять причину отношения Зилова к друзьям.

*Друзья. Монолог.Пьеса Вампилова – пьеса-загадка. Там практически нет ключей к шифрам. Играют роль даже многоточия. Вампилов даёт всего несколько небольших подсказок. Одна из них - небольшой монолог Зилова, обращённый к Диме и посвящённый друзьям. Зилов сообщает официанту, что он "и видеть-то их не желаю". И следующим монологом объясняет почему:"Поссорился?.. Вроде бы да... А может, и нет... Да  разве  у  нас разберешь?.. Ну вот мы с тобой друзья. Друзья и друзья, а я, допустим,  беру и продаю тебя за копейку. Потом мы встречаемся и  я тебе  говорю:  "Старик, говорю, у меня завелась копейка, пойдем со мной, я тебя люблю и хочу с тобой выпить". И ты идешь  со  мной,  выпиваешь.  Потом  мы  с тобой  обнимаемся, целуемся, хотя ты прекрасно знаешь, откуда у меня эта копейка. Но  ты  идешь со мной, потому что тебе все до лампочки, и откуда взялась моя  копейка,  на это тебе тоже наплевать... А завтра ты встречаешь меня -  и  все  сначала...Вот ведь как. А ты говоришь, поссорился... Просто я не желаю их видеть".У Саяпина горела квартира. Он так и продал Зилова за копейку. За благосклонность начальника. А Зилову всё равно. Казалось бы, что всё понятно, но ничего не понятно. Порочный круг.Этого монолога в фильме тоже нет.У Мельникова Саяпин просто мельтешит и беспрестанно хохочет.

*Аборт Галины.В пьесе эта история рассказана тяжелее и надрывнее. Галина звонит Зилову на работу. Зилов реагирует раздражённо-равнодушно. "Ведь не сию же минуту он у тебя будет". Говорит ей "Поздравляю!". Галина бросает трубку… На сообщение, что ребёнка уже не будет Зилов разыгрывает гнев, хотя знает, что Галина ему не верит. Затем быстро успокаивается и обещает это дело поправить. В следующий раз.В фильме Галина во время прощания просто ставит Зилова в известность.  Мимоходом.У Вампилова аборт стал последней каплей, последним мостом. Простить Галина могла всё, но не потерю ребёнка. У Мельникова получается, что аборт – всего лишь одна из причин. И выходит, что она просто решила уехать к "другу детства" "налегке".*Зилов о Диме.В фильме нет фразы Зилова, обращённой к официанту: "Ты жуткий парень, Дима…". Он говорит лишь: "Ты мне нравишься. Ты хоть не притворяешься, как эти… Дай руку…". Зилов заглянул в глаза чудовищу. Себе самому. И решил дать бой… Который, в конце концов, проиграл.

Зилов об охоте. Только Галина его уже не слышит. Ушла.(Искренне и страстно.) Я сам виноват, я  знаю.  Я  сам  довел  тебя  до этого... Я тебя замучил, но,  клянусь  тебе,  мне  самому  опротивела  такая жизнь... Ты права, мне все безразлично, все на свете. Что со мной  делается, я не знаю... Не знаю... Неужели у меня нет сердца?..  Да,  да,  у  меня  нет ничего - только ты, сегодня я это понял, ты слышишь? Что у меня есть,  кроме тебя?.. Друзья? Нет у меня никаких друзей... Женщины?..  Да,  они  были,  но зачем? Они мне не нужны, поверь мне... А что еще? Работа моя, что  ли!  Боже мой! Да пойми ты меня, разве можно все это  принимать  близко  к  сердцу!  Я один, один, ничего у меня в жизни нет, кроме тебя. Помоги мне! Без тебя  мне крышка... Уедем куда-нибудь! Начнем сначала, уж не такие мы старые...

melnikau-maxim.livejournal.com

Александр Вампилов – Виталий Мельников. "Утиная охота" – "Отпуск в сентябре" – 2

"Снег болотный стелется…"

Действующие лица.

Зилов (в фильме – Олег Даль).Интеллигент, переживающий глубокий душевный кризис и внутренний разлад, природа и происхождение которых вполне умещаются в формулу "Всё есть, а жить тошно". Ему беспокойно и неуютно. Мучается сам и мучает других. Друзья ему надоели, вернее, они, быть может, когда-то были друзьями, а сегодня они просто – привычный круг общения, где главное – сохранять внешние приличия.  Кого из своих женщин он любит? Дорог ли ему вообще кто-то?

Толик Саяпин (в фильме – Юрий Богатырёв).Паяц, шут, скоморох. Отнюдь не в шекспировском значении. Ничего сакрального и мистического. Всецело поглощён вполне прозаичной мечтой – квартирой, где сможет без посторонних глаз набить морду своей жене. А так, в общежитии всё видно… Продаёт Зилова за копейку после начальственного окрика. А потом хоронит ещё живого. Траурный венок живому человеку можно признать неудачной шуткой, но если вслед за венком следует и телеграмма похожего содержания, то это уже пожелание. А после "похорон" деловито замечает, что у Зилова в квартире рассыхаются полы…Коля Кузаков (в фильме – Николай Бурляев).Современный вариант Карандышева. Его задумчивость и самоуглублённость – не более, чем маска, о наличии которой, впрочем, он не догадывается. Слаб и несложен. Несколько раз повторяет фразу: "Жизнь, в сущности, уже проиграна". Отношения с Верой – поза, возможность самоутвердиться в своих глазах. Жениться на ней не хочет. Высказанная готовность жениться – пустое бахвальство.Кушак Вадим Андреевич (в фильме – Евгений Леонов).Возглавляет ЦБТИ, учреждение, где работают Зилов и Саяпин. Стареющий тайный похабник. Постоянно повторяет, что он не ханжа и не лицемер, но именно таковым и является. Завидует своим подчинённым, их способности грешить легко и свободно, не испытывая при этом лишних переживаний. За это же на них злится. Точнее, злится на них за свою зависть. Ходит в компанию, чтобы, как говорят, культурно посидеть. Переживает не из-за того, что жена в Сухуми, а он развлекается, а из-за того, что об этом и так известно всем. Считает Зилова виновным за то, что Вера "прокрутила ему "динамо".Официант Дима (в фильме – Геннадий Богачёв).Ни разу не назван Вампиловым по имени. Только "Официант". По имени к нему обращается только Зилов. Это его двойник, его зеркальное отражение, второе "я", в чём-то кумир и пример для подражанья, которого, вместе с тем, он ненавидит, называя "жутким парнем".  Всегда безупречен, точен, спокоен.  Не ведает эмоций, не ссорится, не помнит зла. Советует Зилову не волноваться. Холоден, бесстрастен. Невозмутим даже под дулом ружья. Его кодекс законов находится вне пределов человеческой морали, мира людей вообще. Типичный лакей, нормальный убийца. "А в школе робкий был парнишка",  - говорит о нём Саяпин. Все убийцы ничем особым в школе не выделялись.Галина, жена Зилова (в фильме – Ирина Купченко).Мадонна без младенца. Полна жертвенной нерастраченной любви. Ради её спасения готова признавать свою вину, даже когда не виновата. Почти святая. Терпеть не может официанта Диму. Уезжает, потому что равнодушие и чёрствость Зилова заставляют её выбирать между мужем и потерянным ребёнком.Валерия, жена Саяпина (в фильме – Наталья Гундарева).Так же как и Галина связывает большие надежды на новую жизнь с новой квартирой. Но в отличие от Галины, получение квартиры становится для неё самоцелью и единственным смыслом в жизни. Цель оправдывает средства. Просто и буднично продаёт мужа за хорошие отношения с Кушаком, от которого зависит достижение этой цели. При этом считает, что очень умело нашла решение проблемы. Плохо, когда такой человек твой друг, но совсем плохо -  когда жена.Вера (в фильме – Ирина Резникова).Любит Зилова большой, безнадёжной и болезненной любовью. Каждый её новый мужчина – способ мести Зилову. Зилов это понимает, но делает вид, что ему всё равно. Между тем, он – единственная причина, которая держит её в этой компании "аликов". Порочные отношения становятся образом её жизни.Ирина (в фильме – Наталья Миколышина).Ей восемнадцать. Доверчивая и чистая душа. Провинциалка, приехавшая поступать в иняз.  Покоряет Зилова своей чистотой и неопытностью. Но эта самая чистота и наивность смешат и раздражают его в сцене ухода Галины. Похожа на девочку-отличницу, оторвавшуюся от мамы, на девочку-отличницу, чей первый жизненный опыт будет жестоким и оглушающим. Кем она станет, Верой или Галиной, мы не знаем…

Утиная охота.Для Зилова это возможность успокоиться, обрести душевный покой, равновесие. Но первозданная красота природы, тишина волнуют его. Он постоянно промахивается. И завидует равнодушию и безупречности Димы. Заимствует его черты, его манеру поведения и восприятия мира. Пытается быть как он. Ломает свою природу в надежде на покой и точность выстрела, но теперь его охота на уток превращается в охоту на людей. Недаром Саяпин (а в фильме Валерия) бросает ему: "Браконьер!". История Зилова – вечная история интеллигента: тайное желание подчиняться чёрной брутальной силе. Недаром говорит "и получается так, что ты – самый близкий мне человек".  Финал пьесы трагичен: дождь прекращается, Зилов звонит Диме и совершенно ровным голосом сообщает, что готов ехать.  Похоже, что избавившись от душевного беспокойства, Зилов избавился и от души. Официант победил.Для Димы же утиная охота – простая физзарядка со стрельбой.

Фильм и пьеса.В фильме очень точно передан антураж, людские типажи, погода, ощущения. Дождь, грязь новостройки, типовая советская неуютная квартира, лампочки, контора ЦБТИ, убогое кафе "Незабудка"… Возгласы Валерии "Красота!", "Красота!" удачно дополняют картину. Наталья Гундарева нашла очень точную и объёмную интонацию.Очень точно, просто филигранно подобраны актёры на все роли. И никто из них ни в одном месте не сфальшивил, не "недоиграл".Отдельной строкой – бесподобна и сногсшибательна Ирина Резникова.

Но вот насчёт содержания начинаются вопросы. Вместе с несказанными, или, наоборот, придуманными репликами героев, которых в фильме великое множество, кроме ситуационных несовпадений и других незначительных-значительных деталей, есть некоторые моменты, несоблюдение которых искажают или мешают понять смысл пьесы. Например:

*Открытые пространства.В пьесе Вампилова всё действие проходит в закрытых пространствах: в квартире, конторе, кафе,  и всего лишь один эпизод происходит на улице: Зилов собирается ехать на похороны отца и встречается с Галиной у входа в кафе. Закрытые, неуютные помещения вызывают клаустрофобию, пыльный воздух мешает свободно дышать. И всё это лучшая иллюстрация к состоянию Зилова. Ему тесно, душно. Поэтому он так рвётся на охоту, на свежий воздух, туда, где "это как в церкви и даже почище, чем в церкви".В фильме же открытого воздуха неоправданно много: Зилов и Саяпин бегут на обеденный перерыв, Зилов и Вера беседуют о Кушаке после новоселья, Дима, Кузаков и Саяпин сидят во дворе на скамейке после неудачной попытки Зилова застрелиться…

*Плюшевый кот.В "Утиной охоте" на новоселье Вера дарит Зилову плюшевого кота. В "Отпуске в сентябре" – настоящего, живого котёнка. Кот, понятно, символ уюта и благополучия в доме. Плюшевый кот – это лишь видимость, эрзац. Именно такая атмосфера в доме Зиловых. Кроме того, это ревность Веры, говорящей Зилову: "Ты мой. Здесь у тебя ничего нет". Живой котёнок в фильме полностью меняет значение целого эпизода, искажает авторский замысел.

*Друзья. Саяпин.Саяпин и Зилов в ответ на требование Кушака подготовить статью о растущем производстве подсовывают ему некий проект, который лежит в столе целый год. Кушак видит обман и устраивает обоим разнос и обещает принять меры и сделать выводы. Саяпин в ожидании квартиры… И в ответ на вопрос начальника "Кто готовил эту статью?" не моргнув глазом сказал: "Я не в курсе этой статьи. Её готовил Зилов. Я ему поверил".  В фильме этой фразы нет. Как нет траурной телеграммы от группы товарищей, в довесок к венку.  А, между тем, без этого Саяпин выглядит просто дурачком, местечковым скоморохом. И трудно понять причину отношения Зилова к друзьям.

*Друзья. Монолог.Пьеса Вампилова – пьеса-загадка. Там практически нет ключей к шифрам. Играют роль даже многоточия. Вампилов даёт всего несколько небольших подсказок. Одна из них - небольшой монолог Зилова, обращённый к Диме и посвящённый друзьям. Зилов сообщает официанту, что он "и видеть-то их не желаю". И следующим монологом объясняет почему:"Поссорился?.. Вроде бы да... А может, и нет... Да  разве  у  нас разберешь?.. Ну вот мы с тобой друзья. Друзья и друзья, а я, допустим,  беру и продаю тебя за копейку. Потом мы встречаемся и  я тебе  говорю:  "Старик, говорю, у меня завелась копейка, пойдем со мной, я тебя люблю и хочу с тобой выпить". И ты идешь  со  мной,  выпиваешь.  Потом  мы  с тобой  обнимаемся, целуемся, хотя ты прекрасно знаешь, откуда у меня эта копейка. Но  ты  идешь со мной, потому что тебе все до лампочки, и откуда взялась моя  копейка,  на это тебе тоже наплевать... А завтра ты встречаешь меня -  и  все  сначала...Вот ведь как. А ты говоришь, поссорился... Просто я не желаю их видеть".У Саяпина горела квартира. Он так и продал Зилова за копейку. За благосклонность начальника. А Зилову всё равно. Казалось бы, что всё понятно, но ничего не понятно. Порочный круг.Этого монолога в фильме тоже нет.У Мельникова Саяпин просто мельтешит и беспрестанно хохочет.

*Аборт Галины.В пьесе эта история рассказана тяжелее и надрывнее. Галина звонит Зилову на работу. Зилов реагирует раздражённо-равнодушно. "Ведь не сию же минуту он у тебя будет". Говорит ей "Поздравляю!". Галина бросает трубку… На сообщение, что ребёнка уже не будет Зилов разыгрывает гнев, хотя знает, что Галина ему не верит. Затем быстро успокаивается и обещает это дело поправить. В следующий раз.В фильме Галина во время прощания просто ставит Зилова в известность.  Мимоходом.У Вампилова аборт стал последней каплей, последним мостом. Простить Галина могла всё, но не потерю ребёнка. У Мельникова получается, что аборт – всего лишь одна из причин. И выходит, что она просто решила уехать к "другу детства" "налегке".

*Зилов о Диме.В фильме нет фразы Зилова, обращённой к официанту: "Ты жуткий парень, Дима…". Он говорит лишь: "Ты мне нравишься. Ты хоть не притворяешься, как эти… Дай руку…". Зилов заглянул в глаза чудовищу. Себе самому. И решил дать бой… Который, в конце концов, проиграл.

Зилов об охоте. Только Галина его уже не слышит. Ушла.(Искренне и страстно.) Я сам виноват, я  знаю.  Я  сам  довел  тебя  до этого... Я тебя замучил, но,  клянусь  тебе,  мне  самому  опротивела  такая жизнь... Ты права, мне все безразлично, все на свете. Что со мной  делается, я не знаю... Не знаю... Неужели у меня нет сердца?..  Да,  да,  у  меня  нет ничего - только ты, сегодня я это понял, ты слышишь? Что у меня есть,  кроме тебя?.. Друзья? Нет у меня никаких друзей... Женщины?..  Да,  они  были,  но зачем? Они мне не нужны, поверь мне... А что еще? Работа моя, что  ли!  Боже мой! Да пойми ты меня, разве можно все это  принимать  близко  к  сердцу!  Я один, один, ничего у меня в жизни нет, кроме тебя. Помоги мне! Без тебя  мне крышка... Уедем куда-нибудь! Начнем сначала, уж не такие мы старые...

karlsonmarxx.livejournal.com

-

25 1941 . 1966 , . , . , , . . (1979) . .

(1980) " ". . , , . . , , , . , ... (1980)

: (): 4 1981:

: 7.240 (235) IMDB: 7.90 (24)

: , , , , , , , , ,

(1980)" ". . 1942 , ( ) . , , ... (1980)

: , (): 20 1981:

: 7.966 (170) IMDB: 6.40 (14)

: , , , , , , , , ,

() (1979), . . , . , , , . , . . , , . () (1979)

: :

: 8.089 (2681) IMDB: 8.10 (229)

: , , , , , , , ,

(-) (1979). , . , . (-) (1979)

: , , (): 12 1981:

: 8.055 (3910) IMDB: 7.90 (284)

: , , , , , , , , ,

() (1978), . , , . . . . . () (1978)

: :

: 7.478 (60)

: , , , , , , , , ,

(1978)- . , . , . , , ... (1978)

: (): 29 1979:

: 7.387 (787) IMDB: 6.70 (38)

: , , , , , , , , ,

(1977). , , , . . , . , , . ... (1977)

: , :

: 7.557 (592) IMDB: 7.30 (80)

: , , , , , , , , ,

(1977), . , . - . : . . (1977)

: (): 24 1978:

: 7.358 (883) IMDB: 7.20 (75)

: , , , , , , , , ,

- (1977)- , . . , . , . , : , , . - (1977)

: , (): 24 1977:

: 7.588 (1333) IMDB: 6.80 (108)

: , , , , , , , , ,

(-) (1977). . , . , , . , . , , . , , , , , . (-) (1977)

: , , , (): 20 1977:

: 5.833 (46)

: , , , , , , , , ,

() (1976). . " ", " ", " ", " ". - , . - 1935 . , ... , , , , ... () (1976)

: :

: 6.600 (47)

: , , , , , , , , ,

() (1976)" ". , , . . , , . . () (1976)

: :

: 8.453 (145)

: , , , , , , , , ,

() (1975). . , . , , . . , . , . () (1975)

: :

: 7.850 (358)

: , , , , , ,

(1975)-, . , . . , . , , . , . , ? (1975)

: , (): 9 1976:

: 7.421 (396) IMDB: 6.80 (39)

: , , , , , , , , ,

{banner_midrsya}

(1975), , . , . . . . (1975)

: , , (): 10 1975:

: 8.142 (3644) IMDB: 7.30 (375)

: , , , , , , , , ,

! (1975). , , . , . ! , . , 46 . . ! (1975)

: , (): 23 1975:

: 8.097 (26125) IMDB: 7.80 (741)

: , , , , , , , , ,

(-) (1975)1942 , . , , , , - , , . (-) (1975)

: (): 15 1975:

: 8.162 (1403) IMDB: 8.10 (90)

: , , , , , , , , ,

() (1974), " ". " , ". , , . ? ? " " , . () (1974)

: :

: 7.139 (84)

: , , , , , , ,

(1973). . . , : , . , , , . (1973)

: , (): 10 1973:

: 7.951 (1523) IMDB: 7.30 (169)

: , , , , , , , , ,

(1973), , , . , , , . . , . ... (1973)

: (): 1 1973:

: 7.690 (4385) IMDB: 7.20 (328)

: , , , , , , , , ,

(1971)- , , . , , , , : . , . (1971)

: , , , (): 18 1971:

: 7.956 (2042) IMDB: 7.30 (154)

: , , , , , , , , ,

(1970)( ). , . , , , . , , , . . (1970)

: (): 8 1971:

: 8.331 (3035) IMDB: 8.30 (902)

: , , , , , , , , ,

(1969)" ". . -. , . , . , , . (1969)

:

: 0.000 ()

: , , , , , ,

, (1968), . , . , , , , . , , , , . , . , (1968)

: , (): 20 1969:

: 8.101 (4423) IMDB: 7.50 (232)

: , , , , , , , . , . , .

(1967), , . - . , . , , , , . (1967)

: (): 20 1968:

: 8.175 (1704) IMDB: 7.30 (132)

: , , , , , , , , ,

, (1967)", ". . , . , . . , ... . , (1967)

: , , (): 21 1967:

: 8.048 (4464) IMDB: 7.60 (290)

: , , , , , , , , , -

, (1963). . , . . , . , . , (1963)

: :

: 7.661 (110) IMDB: 7.30 (10)

: , , , , , , . , , ,

(1964), . , , . , , , , . , , , . (1964)

: , (): 6 1964:

: 7.523 (783) IMDB: 7.20 (43)

: , , , , , , , , ,

(1962), , ( ) ( ), . ( ), , , . - . (1962)

: (): 20 1962:

: 7.968 (1040) IMDB: 7.30 (67)

: , , , , , , , . , ,

prosto-top.com

Наталья Галаджева - Олег Даль

Второе условие рекомендации к образу Зилова в фильме тоже выполнено, и даже с лихвой. Зилов - Даль просто не выпускает рюмки из рук. Но это обстоятельство как-то отошло на второй план. "Не путайте виски с желудком,- говорил Хемингуэй.- Виски - это пища для души". Пищей для души виски (по-нашему водка) становится тогда, когда душа не находит для себя иного средства пропитания.

Герой Даля - образ страдательный. Страдательный оттого, что не ощущает своей нужности в этой жизни, в этом обществе. Он - неосуществлен. Он оказался лишним, ненужным со всеми своими качествами и талантами. Да - и Лаевский, и Печорин, и Сергей, и Зилов потенциально талантливы. Они - личности. Свое собственное, личностное актер дал им от себя, а размышляя о человеке своего времени вообще, он не забывает о тех, к кому принадлежит сам,- о людях искусства. Им пришлось особенно трудно в 70-е годы. Им было дано увидеть и понять то, что не видели и не понимали, а иногда просто старались не замечать многие. А достойно пройти через все испытания смогли далеко не все.

Просто сняться в антиалкогольном фильме ему было, конечно, неинтересно. В свое время он отказался от главной роли в фильме Д. Асановой "Беда". Далю была важна сама постановка вопроса: если человек сохранил в себе мыслящее начало,- значит, еще ничего не потеряно. А если так - только ли он один виноват в том, что с ним происходит, почему он стал таким, каким стал? Эти причинно-следственные связи оказались утеряны как в фильме "Беда", так и в "Полетах во сне и наяву". Проблема была поднята, но истоки ее остались неисследованны.

И еще один важный момент, на котором актер сосредотачивает внимание. Встреча со смертью - своей собственной или чужой - важна Далю, как один из возможных вариантов возрождения его героев. Предощущение конечности бытия заставляет подводить итоги, оглянуться на свою жизнь - хочет того человек или не хочет.

Смерть. Он начал думать о ней очень рано. Он не торопил ее. Даже тогда, когда почувствовал, что уходит. Первая запись в дневнике:

"Стал часто думать о смерти",- помечена октябрем 1980 года. А в феврале, уезжая в Киев, в ежедневнике он проставил даты:

"4 марта - из Киева, 5 марта - 12 ч. театр, 15 ч. ГИК". Но он знал, что она может наступить в любую минуту.

Ю. Карякин писал в статье памяти В. Высоцкого:

"...слишком мы оторваны от смерти, будто мы - не смертны уже..."

"Плохой хороший человек". Лаевский

Уход из жизни - не атавизм, а наивысший стимул к нравственной жизни человека. Для Даля - он определял существование и в искусстве, и взаимоотношения с людьми, и существование в жизни и после смерти.

Всю жизнь он был "отдельным" человеком, как назвал его Эфрос в своих воспоминаниях. Избегал шума, всяческой суеты собратьев по профессии. Не отгораживался от людей - были и друзья, были и знакомые. Но их было немного. Чувствуя фальшь там, где ее еще и предположить не могли, он становился злым, жестоким, неуправляемым. Кроме того, было сильно стремление уберечь себя и свое искусство от посторонних вмешательств, не поддаваться общему течению.

В феврале 1980 года он сказал: "Сначала уйдет Володя, потом - я".

В. Высоцкий умер 25 июля 1980 года, О. Даль - 3 марта 1981 года. С тех пор их имена ставятся рядом гораздо чаще, чем при их жизни. Одному И. Е. Хейфицу, чуткому и прозорливому художнику-мастеру, дано было угадать их глубочайшую внутреннюю связь. Но произошло это всего лишь однажды в его фильме "Плохой хороший человек". Даль сыграл Лаевского, Высоцкий - фон Корена. Для обоих четче прорисовались уже определившиеся темы. У Высоцкого - человека слабого в своей силе, у Даля - сильного в своей слабости.

Они и в жизни были такими. Приземистый, крепкий, широкий в плечах Высоцкий вдруг обнажал в сверкающей улыбке зубы, а в глазах появлялось что-то детское, почти трогательное. И хрупкий, тонкий, изящный Даль с неприступным видом проходил после репетиций или спектакля мимо коллег. Или как тогда, на том последнем (а для него единственном) показе во ВГИКе - со взглядом, ушедшим внутрь себя. Им и не везло как-то параллельно - одному с кино, другому - с театром. И ушли они друг за другом, и даже памятники ставились обоим в одно и то же время.

Оно оказалось очень слабым физически, это поколение, многие ушли до сроков. Но в главном они были невероятно живучи и упорны - их ничто не могло заставить сойти с выбранного ими пути, изменить своему призванию. Меры, которые были приняты к Высоцкому и Далю руководством кинематографа,- иезуитские. Одному не давали сниматься, фильмы другого задерживались или не выпускались.

Но оба нашли выход. Высоцкий - в своих концертах. Даль - в последнем своем совершенно авторском творении, моноспектакле по стихам М. Ю. Лермонтова "Наедине с тобою, брат". Он стал логическим продолжением (или, как мы знаем теперь, завершением) того, что актер хотел и не мог высказать. Не мог не по своей вине.

Встреча с одним из самых трагических русских поэтов стала для Даля откровением. Она потрясла родством душ, мыслей, чувств, сходством болей и тревог за судьбы своих поколений, непониманием современников. Гений Лермонтова перешагнул через время. А благодаря удивительному трагическому таланту Олега Даля, его удивительному голосу, он приблизился к нам. Приблизился ровно настолько, чтобы мы услышали биение его сердца, его страдания и муки, а вместе с ним - страдания и муки нашего современника. Две эпохи, разделенные веком, сошлись в невероятном сходстве общественно-социальных ситуаций и давали возможность пробиться к душам и мыслям людей, предупредить их о той опасности, которая им грозит.

Олег Даль часто записывал собственное чтение на магнитофон, считая это необходимым тренажом в своей профессии. А потом стирал. Но эту запись он оставил, оставил нам. Спустя шесть лет она стала пластинкой. С нее началась его вторая жизнь - после смерти. Он и живет рядом с нами - в своих фильмах, в моноспектакле, в своем рукописном архиве.

О. Даль

Щепкинское училище. Выпуск 1963 года

С Л. Аграновичем

С И. Хейфицем

С Г. Козинцевым

С Н. Кошеверовой

Стихи Олега Даля

1

Он вошел.

Уселся на стул.

Он не смотрит на красноволосое

пламя.

Загорается спичка.

Он встал и ушел.

2.

Комната моя подобна

клетке.

Солнце руку сунуло

в оконце.

Чтоб мираж увидеть

очень редкий,

Сигарету я зажег от

солнца.

Я хочу курить. Я не

хочу работать.

3.

На холсте пейзаж

намалеван,

Кровь струится в поддельной

реке,

Под раскрашенным деревом

Клоун

Одиноко мелькнул вдалеке.

Луч, скользнув, поспешил

убраться.

Бледность губ твоих.

Пыль декораций.

Вспышка выстрела. Крик.

И в ответ

На стене ухмыльнулся

портрет.

Рама сломана. В воздухе

душном,

Между звуком и мыслью

застыв,

Над грядущим и над

Минувшим

Ворожит непонятный мотив.

В. Высоцкому. Брату.

Сейчас я вспоминаю...

Мы прощались... Навсегда.

Разорванность следа...

Начало мая...

Спотыкаюсь...

Слова, слова, слова.

Сорока бьет хвостом.

Снег опадает, обнажая

Нагую холодность ветвей.

И вот последняя глава

Пахнула розовым кустом,

Тоску и лживость обещая,

И умерла в груди моей.

Покой-покой...

И одиночество, и злоба,

И плачу я во сне, и просыпаюсь...

Обида - серебристый месяц.

Клейменность - горя проба.

И снова каюсь. Каюсь. Каюсь.

Держа в руках разорванное сердце...

Январь. Монино. 1981 г.

profilib.net

. , ( ) / .

 

XX . , , , , , . [1]. . (1979 ., ) . .. () (2002 ., ). , , , , , . , ?

. . , : . . , , . : , , . . . , . ( , : , ). , : . , , .

, . . ? , , : . , , - . , . . - , . , . , .

, ( ), . . . [2] ? , , , ( , - [3]). , . , , , , , , . , . , , . , . , , , . , , : , . , . . : , . , , - , . , , , , . , . , , ( ) , . : , . .

, , . , . , . : , . -, , . : . , , , , , . . . , , - , -. , : , , - : , !

. , ( , ) , . , , : , , , . : , , ,  , .

, . : , , , . , ( ) . -, , ( ), . : , , , . , , -  , , . , , , . ,

- - . , . , ? ? : ? : , . , . ? , , , .

. : , , . ? , , ?  [4] , -: , , , . , , , : . - - . : , . , () , . , , . ( !) , . , , .. . , , : , , , - , , , , . : ? , , , , . . ? : , , , . , . . . ( , ). . , : - , ? . , , , - , , . ? ! , ? ! , ? , ? ! . . . () , , ? , , , , , , . , .

, , ( , ). ( , , , ). , , . , , . ( , ?). , , ? , , , . , , . .

, , , . : . ? ? ? , . . , .

, 1979 . . , .

, : . , , . , . , . . , , . . . .

. , . , . . , , , . , . , , - ( ) . , . , , . , . , , , , . , .

- . ( ), , . , , , . , , . , . , , . , . : , , .

( ) -. . , -. , , . , . , ( , ). , , , . , , .

- . . : , . : , . , , . , , . , . , . : . , . ( , ): , . , , , ( ) . . -, .

, . -, . , . -, . , . .: , , , : , . , . , . , . , , , , , , , . -, , , , , . [5] , . : , . . . , , , , . : . , .

, , . , ? . , , . , , : , , . . . . , ? ( !) . , . . , .

. . .

- . , , , : , , . , - . , . -, . , . .

. : , , , ? , , , ( ?) ,   , ? ? , , . , : [6]. , , . ? ?

. .       . . . . .    .        , , ,        .        .      . ,     ,    . . . . . . . . . , .   .

:

1 80-90- XX . : . 2 , . , 23.05.2002 http://www.mxat.ru/actors/habensky/1782/3 , -, . ? , ,  // .. / .. . ... .: , 2002. .2124 . ( , 1976 ., 10) 5 , . 65 6 . // , 1975 ., 1.

www.proza.ru

Олег Даль. Владимир Высоцкий. Жизнь после смерти

Есть люди, которые олицетворяют собой понятие «современный актер». Олег Даль был олицетворением этого понятия. Так же, как и Высоцкий. Их сравнить не с кем. Оба были пропитаны жизнью. Они сами ее сильно испытали. Даль так часто опускался, а потом так сильно возвышался. А ведь вся эта амплитуда остается в душе. То же самое и у Высоцкого. Это сказывалось и на образах…

Анатолий Эфрос

Утром 25 января 1981 года – в день рождения В. Высоцкого – Олег Даль сказал своей жене: «Мне снился Володя. Он меня зовет». – «Ничего, Олежечка… Он подождет…» – попыталась успокоить его Лиза.

Владимир Высоцкий и Олег Даль… Многие ставят эти имена рядом. Они встретились в фильме И. Хейфица, поставленном по чеховской «Дуэли». Хейфиц, чуткий и прозорливый художник, угадал их глубочайшую внутреннюю связь.

О том, как непросто было соединить в картине этих двух «плохих хороших» людей, рассказывает Елизавета Даль: «Хейфиц – человек осторожный вообще… вдруг такой фортель выкинул: взял Даля – человека, которому запрещено на «Ленфильме» сниматься, после того как он похлопал рукой по шляпе директора студии Киселева! И Высоцкого, который вообще везде был запрещенный! И вдруг Хейфиц берет этих двух – полный нонсенс! И мало того. Киселев ему говорит: «НЕТ!!!» Хейфиц едет к нему на дачу и уговаривает. Тот орет: «Или я – или Даль!» И Хейфиц говорит: «Ну… Даль… тогда». И на этом все кончается, потому что Иосиф Ефимович был тогда «шишкой» – секретарем правления Ленинградского отделения СК СССР. Так что он настоял на своем».

В фильме «Плохой хороший человек» четко прорисовались уже определившиеся темы. У Высоцкого – человека слабого в своей силе, у Даля – сильного в своей слабости. Они и в жизни были такими. Приземистый, крепкий Высоцкий вдруг обнажал в сверкающей улыбке зубы, а в глазах появлялось что-то детское, почти трогательное. И хрупкий, тонкий, изящный Даль с неприступным видом проходил после репетиций или спектакля мимо коллег. Одни видели в нем эталон актерского профессионализма, другие называли его гениальным дилетантом. Одни восхищались его удивительным жизнелюбием, другие вспоминали приступы черной меланхолии. Его постоянно мучило чувство собственной неудовлетворенности и самоедство. Аккуратизм в быту и организованность в работе соседствовали с глубокими и злыми запоями в полузнакомых компаниях.

Интересные воспоминания и сравнения этих неординарных личностей сделал режиссер Г. Полока в интервью В. Перевозчикову: “…сравнивать судьбу Высоцкого с судьбой Олега Даля – это форменное безобразие. Ведь Олег Даль имел счастливую официальную судьбу, он сыграл огромное количество ролей, и чаще всего главных… Даль почти всегда имел выбор из двух или трех ролей, работал с ведущими режиссерами… И главные роли он начал играть еще студентом. Представляете?! Разве можно сравнивать с Высоцким? Из театров Даль уходил, всегда хлопнув дверью, если что-нибудь делалось не так, как он хотел. И, в отличие от Володи, он был алкоголиком. Не пил он только последние два года, когда положение уже стало отчаянным. Когда он женился на Лизе Апраксиной, моей монтажнице… Это тот случай, когда вопреки официальной роскошной судьбе человек сам себе устроил трагедию. А Володя – в силу своей физиологии – просто не мог быть алкоголиком. Он был запойным человеком, но не алкоголиком, а это разные конституции. Володя раз или два в год «развязывал», пил несколько дней – это кончалось «скорой помощью»… И начинался долгий мучительный процесс «выхода»… У него были перерывы по два-три года. А ведь он мечтал о норме. «Я мечтаю, – говорил он мне, – чтобы выпить одну-две рюмки, как нормальный человек, и не входить после этого в «штопор». А вместо этого я полгода пью воду, и все это кончается взрывом»”.

И все же… Олег и Владимир не были приятелями на каждый день, общались редко, не дружили домами, но духовная связь между ними была прочнейшая. Они понимали, чувствовали друг друга. Их объединяли талант, способность выразить себя, несмотря на непонимание коллег, конфликты с режиссерами, запреты и окрики высокого начальства. Им и не везло как-то параллельно: одному – с кино, другому – с театром. Одному просто не давали сниматься, другого замалчивали, при каждой возможности наказывали. И, конечно же, обоим – никаких знаков официального признания. Для обоих двадцать лет жизни в искусстве были актом самосожжения, но ни одного ни другого не удостоили звания «заслуженного», хотя другие рядом и вокруг становились «народными» и лауреатами. Незадолго до смерти на концерте ведущий оговорился, назвав Даля «народным артистом». И Даль его тут же поправил: «Я не народный, я – инородный». Фильмы с их участием укладывали на полку, как «противоречащие принципам социалистического реализма». Очень сильно сыгранная Высоцким роль Бродского в «Интервенции» и одна из лучших ролей Даля – Зилов в фильме «Отпуск в сентябре» по пьесе А. Вампилова «Утиная охота» – были недоступны для зрителя до 1987 года. Даже в движении к смерти у обоих была какая-то дьявольская синхронность, и даже памятники ставились обоим в одно и то же время.

И. Хейфиц: «Олег очень любил Высоцкого. Он любил его как человека, любил, может быть, не его актерское творчество, но его личность, его поэзию, его песни. Никогда об этом прямо не говорил, но вот хотя бы по этой фразе: «После Володи останутся его песни…» – это становится ясно. Его смерть очень тяжело подействовала на Олега. И часто он повторял: «Ну вот, скоро и моя очередь пойти к Володе».

В январе 81-го Даль написал стихотворение – «В. Высоцкому. Брату»

Сейчас я вспоминаю…

Мы прощались… Навсегда.

Разорванность следа…

Начало мая…

Спотыкаюсь…

Слова, слова, слова.

Сорока бьет хвостом.

Снег опадает, обнажая

Нагую холодность ветвей,

И вот последняя глава

Пахнула розовым кустом,

Тоску и лживость обещая,

И умерла в груди моей,

Покой-покой…

И одиночество, и злоба,

И плачу я во сне и просыпаюсь…

Обида – серебристый месяц.

Клейменность – горя проба.

И снова каюсь. Каюсь. Каюсь.

Держа в руках разорванное сердце…

По словам очевидцев, видевших Даля на похоронах Высоцкого, он выглядел ужасно и твердил: «Ну вот, теперь моя очередь». М. Козаков вспоминает: «На похоронах Г. Волчек подошла ко мне и спросила на ухо: «Может, хоть это Олега остановит?» Не остановило…»

Л. Филатов: «Первые похороны, на которых я был, – Высоцкого. Тогда я сидел и ревел все время и сам же себя уговаривал: сколько можно, ведь он даже не друг мне. Мы были на ты, но всегда чувствовалась разница в возрасте, в статусе, в таланте, в чем угодно… И унять эти слезы я не мог. Ко мне подошел Олег Даль, который пережил Высоцкого на год. Он выглядел ужасно: трудно быть худее меня, нынешнего, но он был. Джинсы всегда в обтяжку, в дудочку, а тут – внутри джинсины будто не нога, а кость, все на нем висит, лицо желто-зеленого оттенка… Даль пытался меня утешить: да, страшно, но Бог нас оставил жить и надо жить. А мне было еще страшнее, когда я глядел на него…»

В их уходе из жизни есть что-то пугающе схожее. После смерти Высоцкого Даль начал стремительно угасать. Разговоры о смерти стали настолько привычными, что их перестали замечать. На одной из последних встреч со зрителями Далю пришла записка: «Олег Иванович, у вас есть друзья? Кто они?» – «Друзей у меня нет, – отвечал Олег. – Они у меня были. Влад Дворжецкий, Володя Высоцкий… Я чувствую, что они меня ждут…»

Это случилось 3 марта 1981 года в холодном, неуютном номере киевской гостиницы. Даль должен был участвовать в съемках лирической комедии студии им. Довженко «Яблоко на ладони». Накануне в вестибюле гостиницы его встретил актер Л. Марков. «Пойду к себе умирать», – сказал Даль, и Марков тут же забыл об этой фразе. А Даль пришел к себе в номер, открыл бутылку водки… У него была вшита очередная «эспераль». В результате наступила реакция препарата с алкоголем, резко повысилось давление, сосуды не выдержали… Он скончался от инсульта. Возможно, это было самоубийство, а возможно, Даль не предвидел такого исхода и просто искал спасения от депрессии, на которую никто из окружающих не обращал внимания. Двух месяцев не дожил он до своего сорокалетнего юбилея.

По просьбе жены – Елизаветы Даль – слепок его руки выполнил Геннадий Распопов – автор двух скульптур-памятников Высоцкому. Похоронили Олега 7 марта на Ваганьковском кладбище, недалеко от могилы Высоцкого.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Читать онлайн "Олег Даль" автора Галаджева Наталья Петровна - RuLit

Самосозерцание, самоуглубление - едва ли не самое важное свойство героев Даля. С годами актер как бы "укротил" свою манеру игры. Это никак не отразилось на пластике, но она как бы перешла в другое качество. Скупость жеста обусловится внутренней динамикой. В кульминационные моменты он шел и на открытый эмоциональный всплеск. Но в основном все чувства, переживания он спрячет, уведет вовнутрь. О них можно будет скорее догадываться, ощущать, чем видеть. Стоило актеру остановиться, направить взгляд в одну точку, в его героях начиналась интенсивная внутренняя жизнь, статика наполнялась невероятной экспрессией. То тоска и отчаяние, то непомерная гордыня и холодная озлобленность, то растерянность и незащищенность появлялись в глазах Печорина, Лаевского, Сергея и Зилова. Та самая рефлексия, которая в устах некоторых критиков приобрела оттенок почти бранный,- "рефлексирующий интеллигент, нытик". Чего им не хватает - жили бы, как все?! А если не получается, как у всех?! А если невозможно, как все?!

Еще одно маленькое разъяснение - рефлексия в философском словаре имеет много синонимов. Среди них - размышления, полные сомнений и колебаний. "Герой" Даля, пройдя через горнило 70-х, сбросил с глаз розовые очки былых надежд и мечтаний, потерял себя, потерял веру и, очутившись в состоянии полного упадка, моральной и духовной деградации и потери интереса к жизни, в какой-то момент начал задумываться, осмысливать - как он живет, что происходит с окружающим миром и миром внутри него.

Не потому так мечется в ночь перед дуэлью Лаевский, натыкаясь на пустые бутылки, мебель, что боится. Страх, по-детски щемящий, придет потом, уже под дулом пистолета фон Корена. Бегающий испуганный взгляд куда-то вбок, как будто оттуда может прийти спасение, а в глазах неотступно бьющая мысль, пришедшая накануне, - "кончена жизнь". Не успел, ничего не успел, и вот уже и конец.

Ученик академической школы, основанной на принципах системы Станиславского, актер ищет - чем же "хороши" его "плохие" герои. Если же хороших сторон недостаточно, с его точки зрения, он находит их сам. Никто не обратил внимание, какой рукой держит оружие Печорин. А вот режиссер А. Эфрос еще на съемке закричал: "Что вы делаете?!" - увидев, что Печорин стреляет левой рукой. На это Даль вполне резонно ответил, что у Лермонтова не сказано, какой именно рукой стрелял Печорин. Он убил, но не хотел убивать.

Не пытаясь как-то оправдать своих героев, актер не спешит их окончательно осудить. Ему важны именно те моменты их жизни, которые позволяют зафиксировать сомнения, недовольство героев собой, их способность остановиться и заглянуть в себя. Влажные глаза в момент убийства Грушницкого - Печорин единственный, кто его оплачет. А во всем его облике немой вопрос: зачем была нужна эта нелепая смерть, нелепое жестокое и хладнокровное убийство? Долгий остановившийся взгляд Сергея на умирающем животном из фильма "В четверг и больше никогда", а уж когда умирает мать, в пору схватиться за голову и кричать, как в страшном сне, когда напрягаешь все силы, а из груди вырывается только хриплый стон. А потом - одинокий плач на берегу и одинокая, словно парящая над городом, фигура задумавшегося Сергея. Или страстно-пронзительно исповедывающийся у запертой двери Зилов. Именно сейчас он такой, какой он есть на самом деле, со всеми своими нереализованными человеческими качествами.

Известно, что перед началом работы над фильмом "Отпуск в сентябре" режиссер В. Мельников получил рекомендацию к постановке - усилить тему дружбы, усилить тему пьянства. Понимая, что таким образом нарушается идейно-смысловая концепция пьесы, каждый из актеров сделал все, чтобы избежать этих рекомендаций. И тем не менее Кушак получился более благородным, Вера трогательно несчастной, наивно чистой Ирина и т.д. Исчезла демоничность официанта Димы. Одному Богатыреву удалось остаться в рамках задуманного Вампиловым персонажа. Даль взял на себя решение труднейшей задачи - он отыграл все то, что с такой беспощадностью было изгнано из фильма. Иронический взгляд, слегка высокомерный поворот головы, движение плеча, прищур глаз и - обнаруживаются и распущенность Веры, и глупость Ирины, эгоизм жены, безразличная правильность официанта и т. д.

Второе условие рекомендации к образу Зилова в фильме тоже выполнено, и даже с лихвой. Зилов - Даль просто не выпускает рюмки из рук. Но это обстоятельство как-то отошло на второй план. "Не путайте виски с желудком,- говорил Хемингуэй.- Виски - это пища для души". Пищей для души виски (по-нашему водка) становится тогда, когда душа не находит для себя иного средства пропитания.

Герой Даля - образ страдательный. Страдательный оттого, что не ощущает своей нужности в этой жизни, в этом обществе. Он - неосуществлен. Он оказался лишним, ненужным со всеми своими качествами и талантами. Да - и Лаевский, и Печорин, и Сергей, и Зилов потенциально талантливы. Они - личности. Свое собственное, личностное актер дал им от себя, а размышляя о человеке своего времени вообще, он не забывает о тех, к кому принадлежит сам,- о людях искусства. Им пришлось особенно трудно в 70-е годы. Им было дано увидеть и понять то, что не видели и не понимали, а иногда просто старались не замечать многие. А достойно пройти через все испытания смогли далеко не все.

www.rulit.me


Смотрите также