Текст книги "Утиная охота". Зилов галина


Читать онлайн книгу Утиная охота

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Назад к карточке книги
Александр ВампиловУтиная охота

Пьеса в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ЗИЛОВ

КУЗАКОВ

САЯПИН

КУШАК

ГАЛИНА

ИРИНА

ВЕРА

ВАЛЕРИЯ

ОФИЦИАНТ

МАЛЬЧИК

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Картина первая

Городская квартира в новом типовом доме. Входная дверь, дверь на кухню, дверь в другую комнату. Одно окно. Мебель обыкновенная. На подоконнике большой плюшевый кот с бантом на шее. Беспорядок.

На переднем плане тахта, на которой спит Зилов. У изголовья столик с телефоном.

В окно видны последний этаж и крыша типового дома, стоящего напротив. Над крышей узкая полоска серого неба. День дождливый.

Раздается телефонный звонок. Зилов просыпается не сразу и не без труда. Проснувшись, он пропускает два-три звонка, потом высвобождает руку из-под одеяла и нехотя берет трубку.

ЗИЛОВ. Да?..

Маленькая пауза. На его лице появляется гримаса недоумения. Можно понять, что на том конце провода кто-то бросил трубку.

Странно… (Бросает трубку, поворачивается на другой бок, но тут же ложится на спину, а через мгновение сбрасывает с себя одеяло. С некоторым удивлением обнаруживает, что он спал в носках. Садится на постели, прикладывает ладонь ко лбу. Весьма бережно трогает свою челюсть. При этом болезненно морщится. Некоторое время сидит, глядя в одну точку, – вспоминает. Оборачивается, быстро идет к окну, открывает его. С досадой махнул рукой. Можно понять, что он чрезвычайно недоволен тем, что идет дождь.)

Зилову около тридцати лет, он довольно высок, крепкого сложения; в его походке, жестах, манере говорить много свободы, происходящей от уверенности в своей физической полноценности. В то же время и в походке, и в жестах, и в разговоре у него сквозят некие небрежность и скука, происхождение которых невозможно определить с первого взгляда. Идет на кухню, возвращается с бутылкой и стаканом. Стоя у окна, пьет пиво. С бутылкой в руках начинает физзарядку, делает несколько движений, но тут же прекращает это неподходящее его состоянию занятие. Звонит телефон. Он подходит к телефону, снимает трубку.

ЗИЛОВ. Ну?.. Вы будете разговаривать?..

Тот же фокус: кто-то положил трубку.

Шуточки… (Бросает трубку, допивает пиво. Поднимает трубку, набирает номер, слушает.) Идиоты… (Нажимает на рычаг, снова набирает номер. Говорит монотонно, подражая голосу из бюро погоды.) В течение суток ожидается переменная облачность, ветер слабый до умеренного, температура плюс шестнадцать градусов. (Своим голосом.) Ты понял? Это называется переменная облачность – льет как из ведра… Привет, Дима… Поздравляю, старик, ты оказался прав… Да вот насчет дождя, черт бы его подрал! Целый год ждали и дождались!.. (С недоумением.) Кто разговаривает?.. Зилов… Ну конечно. Ты что, меня не узнал?.. Умер?.. Кто умер?.. Я?!. Да вроде бы нет… Живой вроде бы… Да?.. (Смеется.) Нет, нет, живой. Этого еще только не хватало – чтоб я умер перед самой охотой! Что?! Не поеду – я?! С чего ты это взял?.. Что я, с ума сошел? Подожди, может, это ты со мной не хочешь?.. Тогда в чем дело?.. Ну вот еще, нашел чем шутить… Голова-то, да (держится за голову), естественно… Но, слава богу, пока цела… Вчера-то? (Со вздохом.) Да вот вспоминаю… Нет, всего я не помню, но… (Вздох.) Скандал – да, скандал помню… Зачем устроил? Да вот и сам думаю – зачем? Думаю, не могу понять – черт знает зачем!.. (Слушает, с досадой.) Не говори… Помню… Помню… Нет, конца не помню. А что, Дима, что-нибудь случилось?.. Честное слово, не помню… Милиции не было?.. Свои? Ну, слава богу… Обиделись?.. Да?.. Что они, шуток не понимают?.. Ну и черт с ними. Переживут, верно?.. И я так думаю… Ну ладно. Как же мы теперь? Когда выезжаем?.. Ждать? А когда он начался?.. Еще вчера? Что ты говоришь!.. Не помню – нет!.. (Ощупывает челюсть.) Да! Слушай, а драки вчера не было?.. Нет?.. Странно… Да, кто-то врезал. Разок… Да, по морде… Думаю, что кулаком. Интересно кто, ты не видел?.. Ну не важно… Да нет, ничего страшного. Удар вполне культурный…

Стук в дверь.

Дима! А что, если он зарядил на неделю?.. Да нет, я не волнуюсь… Ну ясно… Сижу дома. В полной готовности. Жду звонка… Жду… (Положил трубку.)

Стук в дверь.

Войдите.

В дверях появляется венок. Это большой, дешевый, с крупными бумажными цветами и длинной черной лентой сосновый венок. Вслед за ним появляется несущий его мальчик лет двенадцати. Он всерьез озабочен исполнением возложенной на него миссии.

(Весело.) Привет!

МАЛЬЧИК. Здравствуйте. Скажите, вы Зилов?

ЗИЛОВ. Ну я.

МАЛЬЧИК(поставил венок у стены). Вам.

ЗИЛОВ. Мне?.. Зачем?

Мальчик молчит.

Слушай, парень. Ты что-то путаешь…

МАЛЬЧИК. Вы – Зилов?

ЗИЛОВ. Ну и что?..

МАЛЬЧИК. Значит, вам.

ЗИЛОВ(не сразу). Кто тебя послал?.. А ну, сядь сюда.

МАЛЬЧИК. Мне надо идти.

ЗИЛОВ. Садись.

Мальчик садится.

(Разглядывает венок, поднимает его, расправляет черную ленту, надпись на ней читает вслух.) «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей»… (Молчит. Потом смеется, но недолго и без особого веселья.) Ты понял, в чем дело?.. Зилов Виктор Александрович – это я и есть… И видишь, жив-здоров… Как тебе это нравится?

Мальчик молчит.

Где они? Внизу?

МАЛЬЧИК. Нет, они ушли.

ЗИЛОВ(не сразу). Пошутили и ушли…

МАЛЬЧИК. Я пойду.

ЗИЛОВ. Проваливай… Нет, подожди. Скажи… Тебе такие шутки нравятся?.. Остроумно это или нет?

Мальчик молчит.

Нет, ты скажи, послать товарищу такую штуку на похмелье да еще в такую погоду, разве это не свинство?.. Друзья так не поступают, как ты думаешь?

МАЛЬЧИК. Я не знаю. Меня попросили, я принес…

Маленькая пауза.

ЗИЛОВ. Ты тоже хорош. Живым людям венки разносишь, а ведь наверняка пионер. Я бы в твоем возрасте за такое дело не взялся бы.

МАЛЬЧИК. Я не знал, что вы живой.

ЗИЛОВ. А если бы знал, не понес бы?

МАЛЬЧИК. Нет.

ЗИЛОВ. Спасибо и на этом.

Маленькая пауза.

МАЛЬЧИК. Я пойду.

ЗИЛОВ. Подожди, а что они тебе сказали?

МАЛЬЧИК. Сказали, пятый этаж, двадцатая квартира… Сказали, постучать, спросить Зилова и отдать. Вот и все.

ЗИЛОВ. Видишь, как просто. А сколько смеху… (Вешает венок себе на шею.) Разве не смешно? (Подходит к зеркалу, картинно причесывается.) Смешно или нет?.. Почему ты не смеешься?.. Наверно, у тебя нет чувства юмора. (Оборачивается к мальчику, поднимает себе, как спортсмену-победителю, правую руку.) Витя Зилов! Эс-Эс-Эс-Эр. Первое место… А за что?.. (Опускает руку.) Не смешно?.. Что-то не очень, верно? (Бросает венок, садится на постель так, что его лицо обращено к окну.) А может, и в самом деле мы с тобой перестали понимать шутки?

Пауза.

Тебе надо идти?

МАЛЬЧИК. Да… надо уроки готовить…

ЗИЛОВ. Да… Уроки дело серьезное… А как тебя зовут?

МАЛЬЧИК(не сразу). Витя.

ЗИЛОВ. Да? Оказывается, ты тоже Витя… А тебе не кажется это странным?

МАЛЬЧИК. Я не знаю.

Маленькая пауза.

ЗИЛОВ. Ну ладно, Витька, иди, занимайся. Заходи как-нибудь… Зайдешь?

МАЛЬЧИК. Хорошо.

ЗИЛОВ. Ну иди.

Мальчик уходит. Маленькая пауза.

Так… Значит, пошутили и разошлись…

Зилов сидит на своей тахте. Взгляд его устремлен на середину комнаты.

Звучит траурная музыка, звуки ее постепенно нарастают. Свет медленно гаснет, и так же медленно зажигаются два прожектора. Одним из них, светящим вполсилы, из темноты выхвачен сидящий на постели Зилов. Другой прожектор, яркий, высвечивает круг посреди сцены. При этом обстановка квартиры Зилова находится в темноте. На площадке, освещенной ярким прожектором, сейчас возникнут лица и разговоры, вызванные воображением Зилова. К моменту их появления траурная музыка странным образом преображается в бодрую, легкомысленную. Это та же мелодия, но исполняемая в другом размере и ритме. Негромко она звучит в продолжение всей сцены. Поведение лиц, их разговоры в этой сцене должны выглядеть пародийно, шутовски, но не без мрачной иронии.

Появляются Саяпин и Кузаков.

САЯПИН. Да нет, что ты. Не может этого быть.

КУЗАКОВ. Факт.

САЯПИН. Да нет, он пошутил, как обычно. Ты что, его не знаешь?

КУЗАКОВ. Увы, на этот раз все серьезно. Серьезнее некуда.

САЯПИН. Спорим, что он распустил этот слух, а сам сидит в «Незабудке».

Кузаков и Саяпин исчезают. Появляются Вера, Валерия, потом Кушак.

ВАЛЕРИЯ. Вы только подумайте, вчера он собирался на охоту, шутил… Еще вчера! А сегодня?!.

ВЕРА. Такого я от него не ожидала. Он был как алик из аликов.

КУШАК. Какое несчастье! Я бы никогда не поверил, но, знаете ли, последнее время он вел себя… Я далеко не ханжа, но должен вам сказать, что он вел себя весьма… мм… неосмотрительно. К добру такое поведение не приводит.

Вера, Валерия и Кушак исчезают. Появляется Галина, за ней Ирина.

ГАЛИНА. Я не верю, не верю, не верю… Зачем он так сделал?

ИРИНА. Зачем?

ГАЛИНА(Ирине). Скажи, он тебя любил?

ИРИНА. Я не знаю…

ГАЛИНА. Мы прожили с ним шесть лет, но я его так и не поняла. (Ирине.) Мы будем с тобой дружить. Будем?

ИРИНА. Да…

Обнимаются и плачут.

ГАЛИНА. Я уезжаю… навсегда… Напишешь мне письмо?

ИРИНА(сквозь слезы). Хорошо…

Галина исчезает. Появляются Кушак и официант.

КУШАК(Ирине). Очень, очень приятно…

ОФИЦИАНТ. Девушка, в таком состоянии одной вам быть нельзя.

КУШАК. Да, но… Нет, конечно… И все-таки…

ОФИЦИАНТ. В шесть часов мы ждем вас в «Незабудке», договорились?

ИРИНА(сквозь слезы). Хорошо…

Ирина, Кушак и официант исчезают. Появляется Кузаков.

КУЗАКОВ. Кто знает… Если разобраться, жизнь, в сущности, проиграна… (Исчезает.)

Появляется официант с подносом.

ОФИЦИАНТ. Итак, товарищи, скинемся. (Ухмыляется.) Нет, вы меня не так поняли. Скинемся на венок.

Бросая монеты на поднос, последовательно проходят Галина, Кузаков, Саяпин, Валерия, Вера, Кушак и Ирина. Бодрая музыка внезапно превращается в траурную. Прожекторы гаснут, музыка обрывается, в темноте слышен звон монет. Затем освещается вся сцена. Зилов сидит на тахте. Взгляд его по-прежнему устремлен на середину комнаты. Поднимается. Идет на кухню, возвращается оттуда с бутылкой. Некоторое время стоит перед окном, насвистывает мелодию пригрезившейся ему траурной музыки. С бутылкой и стаканом устраивается на подоконнике. Вертит в руках плюшевого кота, разглядывает его долго и внимательно, будто видит его впервые. Поднимается, подходит к телефону, набирает номер.

ЗИЛОВ. Магазин?.. Веру пригласите к телефону… Кто вызывает?.. Скажите, Зилов… Да, Зилов… (Ждет.) Занята?.. Понятно. (Бросает трубку, возвращается к подоконнику, пьет пиво. Задумчив.)

Свет на сцене гаснет, передвигается круг, и сцена освещается. Перед нами новая декорация. Начинается его первое воспоминание. Уголок кафе «Незабудка». На виду одно небольшое окно. Два-три столика. Видна дверь на улицу. Зилов и Саяпин усаживаются за один из столиков.

Саяпин одного возраста с Зиловым, но уже лысеет и полноват. Вид у него весьма простодушный. Он любит посмеяться. Часто смеется некстати, иногда, даже себе во вред, не может удержаться от смеха.

САЯПИН(громко). Дима! Привет!.. Обрати внимание.

Появляется официант. Это ровесник Зилова и Саяпина, высокий, спортивного вида парень. Он всегда в ровном деловом настроении, бодр, уверен в себе и держится с преувеличенным достоинством, что, когда он занят своей работой, выглядит несколько смешным.

ОФИЦИАНТ(подходит). Привет, ребята.

САЯПИН. Привет, Дима.

ЗИЛОВ. Как ты, старина?

ОФИЦИАНТ. Спасибо, нормально. А ты?

ЗИЛОВ. Неплохо.

ОФИЦИАНТ. Уже собираешься, а?

ЗИЛОВ. Уже собрался.

ОФИЦИАНТ(слегка подсмеиваясь). Уже собрался?.. Молодец.

ЗИЛОВ(с отчаянием). Еще целых полтора месяца! Подумать только…

ОФИЦИАНТ(усмехнулся). Доживешь?

ЗИЛОВ. Не знаю, Дима. Как дожить – не представляю.

ОФИЦИАНТ. А ты жди спокойно. Если хочешь, чтобы из тебя вышел охотник, – не волнуйся. Главное – не волноваться.

САЯПИН. Слушайте! До вашей охоты еще полтора месяца, а до конца перерыва всего тридцать пять минут. (Зилову.) Мы зачем сюда пришли, забыл?

ЗИЛОВ. Да, Дима, у нас полчаса. Надо выпить и закусить. Управимся?

ОФИЦИАНТ. Попробуем.

ЗИЛОВ. Стало быть, так: три салата, три шашлыка и выпить… (Саяпину.) Что он пьет?

САЯПИН. По-моему, публично он вообще не употребляет.

ЗИЛОВ. А винишко?

САЯПИН. Смотри, обеденный перерыв, насчет этого он – сам знаешь…

ЗИЛОВ(официанту). Мы ждем шефа.

ОФИЦИАНТ. Ясно.

ЗИЛОВ. Я думаю, он глушит водку. По ночам.

САЯПИН. И правильно, между прочим, делает. Умеет человек. Все умеет.

ОФИЦИАНТ. Есть свежее пиво.

ЗИЛОВ. Пиво не надо. Бутылку вина. Две бутылки. Гуляю.

САЯПИН(официанту). Поздравь его. Получил квартиру.

ОФИЦИАНТ. Серьезно?

ЗИЛОВ. Сам не верю.

ОФИЦИАНТ. А где?

ЗИЛОВ. У моста.

ОФИЦИАНТ. Точно? Значит, будем соседями?

ЗИЛОВ. Маяковского, тридцать семь, квартира двадцать.

ОФИЦИАНТ. Ну так отлично. Поздравляю, старичок. Молодец.

ЗИЛОВ. Новоселье в восемь ноль-ноль. Сегодня. Я тебя жду.

ОФИЦИАНТ. Спасибо, Витя, но я не могу. Сегодня я работаю до одиннадцати.

ЗИЛОВ. Подменись.

ОФИЦИАНТ. Бесполезно. У нас все в отпуске.

ЗИЛОВ. Заболей.

ОФИЦИАНТ. Нет, старичок, так я не делаю. Извини.

ЗИЛОВ. Жаль.

ОФИЦИАНТ. Извини, но сегодня – никак. Ничего не выйдет… (Пишет.) Два вина, три салата, три раза шашлык… (Зилову.) Но учти, с тебя полбанки.

ЗИЛОВ. Какой разговор.

Официант уходит.

САЯПИН(об официанте). Смотри, какой стал. А в школе робкий был парнишка. Кто бы мог подумать, что из него получится официант.

ЗИЛОВ. Э, видел бы ты его с ружьем. Зверь.

САЯПИН. Скажи-ка…

ЗИЛОВ. Гигант. Полсотни метров влет – глухо. Что ты! Мне бы так.

САЯПИН. Слушай, а шеф будет на новоселье?

ЗИЛОВ. Да. И он за вами заедет.

САЯПИН. Слушай, а что ему взбрело с нами обедать?

ЗИЛОВ. А где ему обедать?

САЯПИН. У него же дом рядом. Опять же без жены он, сам знаешь, ни шагу.

ЗИЛОВ. А он жену вчера на юг отправил.

САЯПИН. Вот оно что. То-то загулял мужик… Нет, что ни говори, он человек серьезный… Ну вот квартиры. Обещал – делает. Ты получил, и я получу. Говорят, у него там (показывает) рука. Это верно?

ЗИЛОВ(кого-то увидел). Стоп! Сядь сюда… (Прячется.) Так! Сюда!.. Сюда! (Двигает Саяпина.)

САЯПИН(оглядывается). В чем дело?.. Да это Верочка. Твоя любовь, если я не ошибаюсь. «Твоя любовь – не струйка дыма…»

ЗИЛОВ. Сиди так. (Прячется.) Сегодня нам лучше не встречаться. И вообще она мне надоела.

САЯПИН. Витя, бесполезно. Она тебя заметила.

ЗИЛОВ(садится на свое место). Черт! Ну и порядки в этих магазинах. Вечно она шатается в рабочее время… (Машет рукой.) Привет.

Появляется Вера. Ей около двадцати пяти. Она явно привлекательна, несколько грубоватая, живая, всегда «в форме». Сейчас она в костюме продавца промтоварного магазина. А вообще она одевается красиво и носит неизменно роскошную прическу.

ВЕРА. Привет, алики! Давно я вас не видела. (Усаживается.)

Официант приносит вино и салаты.

Так вы меня ждали?.. Чудненько.

ОФИЦИАНТ(Вере). Привет, малютка.

ВЕРА. Здравствуй, алик.

ОФИЦИАНТ(Зилову). Еще раз шашлык, если я правильно понимаю?

ЗИЛОВ. Да, будь другом.

Официант уходит.

ВЕРА(Зилову). Веселишься? Что, получил квартиру?

ЗИЛОВ. Ну получил.

ВЕРА. Очень за тебя рада. А где ты пропадал?

ЗИЛОВ. Дома, Верочка. Дома и на работе.

ВЕРА. А если я соскучилась. Нельзя же пропадать целыми неделями.

ЗИЛОВ. У меня срочные дела. Дела, дела. Днями и ночами.

САЯПИН. У нас вся контора в отпуске. Вдвоем пластаемся.

ЗИЛОВ. Да. Горим трудовой красотой.

ВЕРА. Смотри, алик, я найду себе другого.

ЗИЛОВ. Сама найдешь или тебе помочь?

ВЕРА. Спасибо, сама не маленькая.

САЯПИН. Слушай, что это ты всех так называешь?

ВЕРА. Как, алик?

САЯПИН. Да вот аликами. Все у тебя алики. Это как понимать? Алкоголики, что ли?

ЗИЛОВ. Да она сама не знает.

САЯПИН. Может, это твоя первая любовь – Алик?

ВЕРА. Угадал. Первая – алик. И вторая алик. И третья. Все алики.

ЗИЛОВ(Саяпину). Понял что-нибудь?

САЯПИН(кого-то увидел). Идет. (Вере.) Наше начальство. Не советую вам афишировать свои отношения. Очень строгий товарищ. (Поднялся.)

ЗИЛОВ(подхватил). Да, при нем полегче.

ВЕРА. Ладно, ладно. Поняла.

САЯПИН. Вы с ним друзья и не больше. Ясно?..

ВЕРА. Ясно, алик. Мы с ним одноклассники.

Саяпин уходит.

Увидимся вечером?

ЗИЛОВ. Сегодня? Нет, Верочка, сегодня не выйдет.

ВЕРА. Почему?.. Скажи откровенно.

ЗИЛОВ. Ну пожалуйста. У меня сегодня новоселье.

ВЕРА. Новоселье… А почему бы тебе меня не пригласить?

ЗИЛОВ. Тебя?.. Я бы с удовольствием, но жена, я думаю, будет против.

ВЕРА. Почему? Ты встречаешь одноклассницу, приглашаешь в гости, что тут особенного?

ЗИЛОВ. Думаешь, жена у меня дура.

ВЕРА. А что, умная?.. Так познакомь меня с ней.

ЗИЛОВ. Это зачем?

ВЕРА. Хочу ума-разума набраться. Что, нельзя?

ЗИЛОВ. Этого только не хватало. Не говори глупостей, завтра увидимся. Все.

Появляются Саяпин и Кушак.

Кушак – мужчина солидный, лет около пятидесяти. В своем учреждении, на работе он лицо довольно внушительное: строг, решителен и деловит. Вне учреждения весьма неуверен в себе, нерешителен и суетлив. Будучи в гостях, постоянно выглядывает в окно, как, впрочем, почти все владельцы автомобилей.

Сюда, Вадим Андреич. Садитесь.

КУШАК. Добрый день.

ВЕРА. Здравствуйте.

ЗИЛОВ. Ее зовут Вера.

КУШАК. Очень приятно… Очень.

Официант приносит шашлыки и удаляется.

ЗИЛОВ(взял в руки бутылку). Под шашлычки. Не возражаете?

КУШАК. Мм… Оно конечно – обеденный перерыв. (Вере.) У нас, знаете ли, насчет этого принципиально…

ВЕРА. Ну ничего. В виде исключения – не повредит.

КУШАК. Вы думаете? Ну что ж, в виде исключения – почему же. И потом, это ведь не водка. (Озирается.)

САЯПИН. Вадим Андреич, и причина крупная. Человек квартиру получил. Шутка ли.

КУШАК. Да, и причина серьезная.

ЗИЛОВ(наливает всем вина). Считайте, Вадим Андреич, что это небольшая разминка. Перед вечером. Не забыли? Ждем вас в восемь, как договорились.

КУШАК. Не знаю, право, идти ли мне. У меня, видите ли, и настроение неважное, и жена у меня отсутствует… мм… в настоящее время.

ЗИЛОВ. Вадим Андреич, вы же обещали.

ВЕРА. А где, если не секрет, жена ваша?

КУШАК. Она сейчас, видите ли, в Сухуми. Отдыхает.

ЗИЛОВ. Она отдыхает, а вам что, нельзя?

КУШАК. Действительно… но с другой стороны: она там одна, а я в гости, видите ли, веселиться… Ведь это… мм… неэтично вроде бы. Как вы думаете?

ВЕРА. Вы хороший муж. Прямо – музейная редкость. Такому мужу куда угодно разрешается. В любую компанию.

ЗИЛОВ. Она права. Решено, вы приедете.

КУШАК(Вере). Значит, вы советуете пойти…

ВЕРА(многозначительно). Обязательно. Другой на вашем месте и сомневаться бы не стал. Чепуха какая.

КУШАК. Нет, нет, вы не подумайте, я далеко не ханжа, но… словом… Словом, я согласен. (Собрался с духом, погрозил Вере пальцем.) Смотрите, выходит, что вы меня… мм… совратили. (Озирается.)

ВЕРА(интригующе). Ну, до этого еще далеко, а было бы интересно… Было бы ничего…

КУШАК(туповато). Вы так думаете?

ВЕРА. Да. Я так думаю. Верные мужья – моя слабость.

ЗИЛОВ. А? Вадим Андреич! Берегитесь.

ВЕРА(Кушаку). Выпейте. И знаете что? Я буду называть вас аликом. Не возражаете?..

КУШАК. Аликом?.. Но почему Аликом?

ВЕРА. Вам не нравится?

КУШАК. Я не знаю, право…

ВЕРА. Ну пожалуйста…

КУШАК. Алик… Странно… Но для вас… Если вам нравится…

ВЕРА. Давно бы так. (Дотронулась пальцем до его носа.) Алик.

Пауза. Саяпин незаметно для Кушака беззвучно смеется. Зилов с любопытством наблюдает за Верой и Кушаком. Кушак озирается.

КУШАК. А знаете, здесь неплохо готовят. Я, признаться, давно здесь не бывал…

ВЕРА. А вы заглядывайте. По вечерам здесь бывает музыка.

КУШАК. Что, и сегодня будет?

ВЕРА. Что будет?

КУШАК. Музыка…

ВЕРА. Обязательно. Но ведь сегодня вы идете на новоселье.

КУШАК. А вы? Извините, разве вы не идете?

ВЕРА. А меня туда не приглашают.

КУШАК. Разве?..

ВЕРА. Нет, все правильно. На новоселье обычно собираются друзья, а мы с Виктором – так… Учились когда-то в одной школе, всего-то. Случайно встретились.

КУШАК. Вот как?..

ВЕРА. Поэтому какое же приглашение. Я и не напрашиваюсь.

КУШАК. Мм…

Саяпин толкает Зилова в бок. Небольшая пауза.

ЗИЛОВ(Вере). Что ты выдумываешь? Я просто не успел тебя пригласить. Милости прошу.

ВЕРА. Спасибо. Только, пожалуйста, не думайте, что я напросилась.

КУШАК. Что вы! Кто так думает?

САЯПИН. Никто.

ЗИЛОВ. Да. Всем будет очень приятно. Очень весело. Короче, тебя там только и не хватало. Запиши адрес.

Свет гаснет, круг в темноте поворачивается, и снова зажигается свет.

Продолжается первое воспоминание Зилова. Квартира Зилова. Зилов и Галина ждут гостей. Стол, вокруг которого хлопочет Галина, один стул, железная кровать, чемодан – вот и вся обстановка.

Галине двадцать шесть. В ее облике важна хрупкость, а в ее поведении – изящество, которое различимо не сразу и ни в коем случае не выказывается ею нарочно. Это качество, несомненно, процветающее у нее в юности, в настоящее время сильно заглушено работой, жизнью с легкомысленным мужем, бременем несбывшихся надежд. На ее лице почти постоянно выражение озабоченности и сосредоточенности (она учительница, а у учителей с тетрадями это нередко). Сейчас она в темном платье, поверх которого надет фартук, на ногах – домашние туфли.

ЗИЛОВ(у стола). Жратва, я тебе скажу, нешуточная. Никто из них не заслужил такой жратвы. Кроме начальства.

ГАЛИНА. Все ничего. Но на что мы их усадим?

ЗИЛОВ. Женщин на койку, а я сяду на стул, остальные – на пол.

ГАЛИНА. А начальство?

ЗИЛОВ. На пол! Другой раз будет давать квартиру с мебелью.

ГАЛИНА. Позор. Трое на кровати, стол, чемодан – пять мест. А будет? Раз, два, три… шесть человек.

ЗИЛОВ. Семь.

ГАЛИНА. Семь? Почему?.. Мы, Саяпины, Кузаков и Кушак – все. Кушак, ты говорил, без жены. Итого шесть. Шесть персон.

ЗИЛОВ. Будет еще одна персона.

ГАЛИНА. Вот как? А кто? Неужели этот твой ужасный Дима?

ЗИЛОВ. Нет, сегодня он работает. А почему он ужасный?

ГАЛИНА. Не знаю, но он ужасный. Один взгляд чего стоит. Я его боюсь.

ЗИЛОВ. Ерунда. Нормальный парень.

ГАЛИНА. Так кто же все-таки седьмой – интересно.

ЗИЛОВ. Одна милая женщина.

ГАЛИНА. Да?

ЗИЛОВ. Разве я тебе о ней не говорил?

ГАЛИНА. Представь – нет. Сюрприз.

ЗИЛОВ. Совсем забыл! Ее зовут Вера. Она, насколько я знаю, ничего себе, интересная… В общем, Кушак от нее в восторге.

ГАЛИНА. Понятно. В первый же вечер из нашей квартиры ты устраиваешь…

ЗИЛОВ. Ну что ты. У него чистая любовь.

ГАЛИНА. Чистая любовь, а жена будет сидеть дома?

ЗИЛОВ. Его жена старая ведьма. И между прочим, он просил меня поговорить с тобой. Я забыл.

ГАЛИНА. О чем?

ЗИЛОВ. Чтобы ты разрешила им здесь встретиться.

ГАЛИНА. А если я говорю – нет?

ЗИЛОВ. Поздно.

ГАЛИНА. Я не хочу, чтобы у нас, в нашей квартире…

ЗИЛОВ. Что с ней сделается, с квартирой, если бедняга Кушак, – между прочим, эту самую квартиру, ты знаешь, выбил нам он, а не кто-нибудь, – что с ней сделается, если он отдохнет здесь часок-другой, помечтает, скажет милой женщине пару глупостей, что от этого – потолок обвалится?

ГАЛИНА. Мне это не нравится.

ЗИЛОВ. Да нет, дело, конечно, не в квартире, надеюсь, ты так не думаешь. Просто я ему посочувствовал. И ты посочувствуй человеку, нельзя же быть такой бессердечной.

ГАЛИНА(готовит на столе еще один прибор). Да уж для друзей ты готов на все.

ЗИЛОВ(обнимает ее). Перестань. Дай лучше я тебе помогу.

ГАЛИНА. У меня все готово.

ЗИЛОВ. Отлично. Предлагаю выпить.

ГАЛИНА. Вдвоем?

ЗИЛОВ. По одной.

ГАЛИНА. Нет, давай как полагается. Дождемся гостей.

ЗИЛОВ(выбирает бутылку). Лучше, я думаю, водки. Для начала. (Наливает.)

ГАЛИНА. Нехорошо. Придут гости, а мы с тобой косые.

ЗИЛОВ. Велика беда.

ГАЛИНА. Не напивайся сегодня, слышишь.

ЗИЛОВ. Ладно, ладно.

ГАЛИНА. Ну что ж, за новоселье?

ЗИЛОВ. Давай.

ГАЛИНА. Вчера, когда переезжали, сажусь в машину и думаю: ну все. Привет вам, тети Моти и дяди Пети. Прощай, предместье, мы едем на Бродвей!

ЗИЛОВ. Салют.

Они выпивают.

ГАЛИНА. Мы здесь заживем дружно, верно?

ЗИЛОВ. Конечно.

ГАЛИНА. Как в самом начале. По вечерам будем читать, разговаривать… Будем?

ЗИЛОВ. Обязательно.

ГАЛИНА. Хуже всего, когда тебя нет дома и не знаешь, где ты.

ЗИЛОВ. А мы здесь устроим телефон.

ГАЛИНА. Не люблю телефоны. Когда ты говоришь со мной по телефону, мне кажется, что ты врешь.

ЗИЛОВ. Напрасно. Напрасно ты не доверяешь технике. Ей как-никак принадлежит будущее.

Пауза. Галина подошла к окну.

ГАЛИНА(глядя в окно). Знаешь, сегодня я получила письмо. Совсем неожиданно. И, думаешь, от кого?

ЗИЛОВ. Ну? (Наливает себе рюмку.) От кого же?

ГАЛИНА. Представь себе, от друга детства. И как только он обо мне вспомнил – удивительно.

Зилов выпивает.

Наши родители дружили, а мы с ним были жених и невеста. А разъехались, когда нам было по двенадцать лет. (Смеется.) Он был очень смешной. Когда мы прощались, он заплакал, а потом сказал, и, знаешь, совсем серьезно: «Галка, укуси меня на прощанье».

ЗИЛОВ. Ну и что? (Наливает.) Укусила ты его?

ГАЛИНА. Да. За палец.

ЗИЛОВ. Забавно. (Выпивает.)

ГАЛИНА. Пишет, что у него не удалась семейная жизнь, намерен век прожить холостяком.

ЗИЛОВ. Что ж. Неплохая мысль.

ГАЛИНА. Кто-то приехал. По-моему, к нам. По-моему, они. Ну, конечно. Саяпин, его Лерочка преподобная, а третий?

ЗИЛОВ(подходит к окну). Шеф. Его машина.

ГАЛИНА. А Кузаков?

ЗИЛОВ. Придет, куда он денется.

ГАЛИНА. А милая женщина?

ЗИЛОВ. Все в порядке. Она будет позже. (Выходит в прихожую.)

Галина надела хорошие туфли вместо домашних, сняла фартук, но подумала и надела его снова.

ЗИЛОВ(в прихожей). Прошу.

Входят Кушак, Саяпин и Валерия. Валерии около двадцати пяти. В глаза бросается ее энергичность. Ее внешней привлекательности несколько противоречит резкая, почти мужская инициатива. Волосы у нее крашеные, коротко подстриженные. Одевается модно.

КУШАК(преподносит Галине цветы). С новосельем. Сердечно поздравляю.

ВАЛЕРИЯ(идет по комнате). Ну-ну, дайте, дайте взглянуть.

САЯПИН. Годится, годится. Подходящая изба.

КУШАК. Славная квартирка, славная. Желаю, желаю. От души.

Валерия проходит на кухню.

ГОЛОС ВАЛЕРИИ. Холодная? Горячая?.. Красота! Газ? Красота!..

ВАЛЕРИЯ(появляется). Так, так, так… А здесь? Восемнадцать квадратов?

ГАЛИНА. Да… кажется.

ВАЛЕРИЯ. Красота!

КУШАК. Квартирка чудесная. (Подошел к окну – взглянул на свою машину.)

Валерия устремляется в другую комнату. Галина проходит за ней.

САЯПИН(с тоской). Нет, что и говорить, изба в порядке. (Проходит в комнату.)

ГОЛОС ВАЛЕРИИ(из комнаты). Балкон?.. Юг?.. Север?..

КУШАК. Ну что ж, квартира – дело большое. Еще раз поздравляю.

ЗИЛОВ. Еще раз благодарю.

ГОЛОС ВАЛЕРИИ(из комнаты). Красота!

КУШАК. Чудесно, чудесно… И что, все уже в сборе? (Заглядывает в комнату.)

ЗИЛОВ(закрыв дверь в комнату). Ее нет, но скоро появится, будьте уверены. Вы ее заинтриговали.

КУШАК. Ты думаешь?

ЗИЛОВ. Не скромничайте. Она на вас упала.

КУШАК. Виктор! (Озирается.) Как ты выражаешься… И ты хочешь сказать…

ЗИЛОВ. Хочу сказать: не зевайте.

КУШАК. Но послушай, удобно ли мне… Посуди сам, здесь Саяпины, твоя жена. Этично ли это.

ЗИЛОВ. Ерунда. Действуйте смело, не церемоньтесь. Это все делается с ходу. Хватайте быка за рога.

КУШАК. Ай-ай-ай, не знал, не думал, что ты такой легкомысленный. Смотри, Виктор, ты меня… мм… развращаешь.

ЗИЛОВ. Давно хотелось сделать вам что-нибудь приятное.

Появляются Валерия, Саяпин и Галина.

ВАЛЕРИЯ. Мебель! Немедленно – мебель! (Проходит в прихожую.)

КУШАК. Да, мебель необходимо… Но ничего, не все сразу, потихонечку, помаленечку. (Подошел к окну – взглянул на свою машину.)

ГАЛИНА. А пока сидеть придется на кровати.

Из туалета слышится звук спускаемой воды, голос Валерии: «Красота», вслед за тем Валерия появляется.

ВАЛЕРИЯ. Ну поздравляю. Теперь у вас будет нормальная жизнь. (Саяпину.) Толечка, если через полгода мы не въедем в такую квартиру, я от тебя сбегу, я тебе клянусь!

КУШАК. Мм… Через полгода это вопрос… мм… утрясется. Будем надеяться…

ВАЛЕРИЯ(театрально). О, Вадим Андреич! Я готова…

ЗИЛОВ. На что?

ВАЛЕРИЯ. Я готова на вас молиться. Честное слово!

ЗИЛОВ. Молись, дочь моя…

САЯПИН(поспешно). Так. Здесь будет телевизор, здесь диван, рядом холодильник. В холодильнике пиво и прочее. Все для друзей.

Звонок. Зилов выходит в прихожую. Маленькая пауза.

ЗИЛОВ(на пороге). Вадим Андреич! Встречайте.

Кушак направляется в прихожую.

ВАЛЕРИЯ(Зилову). А кто там?

ЗИЛОВ. Знакомая Вадима Андреича. Одна милая женщина.

ВАЛЕРИЯ(удивилась.) Какая знакомая?

ЗИЛОВ. Молодая, интересная. (Выходит в прихожую.)

ВАЛЕРИЯ. Скажите, какой молодец.

ГАЛИНА. Кто молодец?

ВАЛЕРИЯ. Вадим Андреич, конечно. Ему ведь сорок, наверно.

САЯПИН. Сорок шесть.

Появляются Зилов, Вера и Кушак. В руках у Веры большой пакет.

ЗИЛОВ. Прошу.

КУШАК(Вере). Прошу вас.

ЗИЛОВ(всем). Знакомьтесь…

ВЕРА. Меня зовут Вера.

ВАЛЕРИЯ. Валерия.

ВЕРА. Очень приятно.

ЗИЛОВ. Моя жена.

КУШАК. Хозяйка дома.

ГАЛИНА. Галина.

ВЕРА. Очень приятно. Поздравляю вас с новосельем. Вот… (Протягивает Зилову большой пакет.)

ВАЛЕРИЯ(Зилову). Что там? Что?

ЗИЛОВ. Бомба, я думаю.

ВАЛЕРИЯ. Покажи, я умираю от любопытства.

Зилов вынимает из пакета большого плюшевого кота. Саяпин вдруг мяукнул довольно искусно.

(Испуганно.) Ой!

Все рассмеялись.

Напугали, честное слово. (Берет кота в руки, разглядывает его.) Ну и кот!

КУШАК. Усы! Какие усы! А глаза! Как живые. (Вере.) Прелестный подарок.

ВАЛЕРИЯ(передает кота Галине). Очень симпатичный.

ГАЛИНА(Вере). Большое спасибо.

ВЕРА. Представьте, я дала ему имя.

ГАЛИНА. Интересно, какое?

ВЕРА. Я назвала его аликом.

ЗИЛОВ. О, боже мой…

КУШАК(укоризненно). Верочка…

ВЕРА. Если вам нравится, можете его так называть.

ВАЛЕРИЯ. Алик. Чудное имя. (Галине и Зилову.) Он принесет вам счастье.

ЗИЛОВ. Уже чувствуется.

КУШАК. А теперь наша очередь, не так ли?

ВАЛЕРИЯ. Толечка, волоки.

Саяпин выходит в прихожую, возвращается со свертками, начал было их разворачаивать.

Нет, пусть он сначала угадает!

Звонок.

ГАЛИНА. Кузаков. (Выходит в прихожую.)

ЗИЛОВ(Валерии.) Что я должен угадать?

ВАЛЕРИЯ. Угадай, что мы тебе подарим?

Входят Кузаков и Галина.

Кузакову около тридцати. Яркой внешностью он не выделяется. Большей частью задумчив, самоуглублен. Говорит мало, умеет слушать других, одет весьма неряшливо. По этим причинам в обществе он обычно в тени, на втором плане. Переносит это обстоятельство с достоинством, но и не без некоторой досады, которую хорошо скрывает.

КУЗАКОВ. Приветствую всех в новом помещении. (Проходит, осматривает стол.) Кажется, не опоздал.

ВАЛЕРИЯ. Нисколько. Дарим подарки.

КУЗАКОВ. Подарки?.. (Валерии.) А что ты на меня так смотришь? Думаешь, пришел с пустыми руками? (Зилову.) Витя! Пойдем, ты мне поможешь.

ЗИЛОВ. Даже так?

КУЗАКОВ. Только так.

ВАЛЕРИЯ. Интересно.

Кузаков и Зилов выходят.

Один он не донесет, подумайте-ка.

КУШАК. Верочка, садитесь, прошу вас.

ВЕРА. Спасибо, алик.

САЯПИН(Валерии, о свертках). Ну что? Развернуть?

Кушак бросается к окну – взглянул на свою машину.

ВАЛЕРИЯ. Нет, нет. Посмотрим сначала, что он там выдумал.

ГАЛИНА. Да будет вам. Давайте лучше к столу.

Стук дверей. Кузаков и Зилов вносят садовую скамейку. Все смеются.

itexts.net

Краткое содержание Утиная охота Вампилов А.В. :: Litra.RU :: Лучшие краткие содержания

www.litra.ru

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Краткие содержания / Вампилов А.В. / Утиная охота / Вариант 1

    В центре пьесы Зилов у которого «много свободы, происходящей от уверенности своей физической неполноценности». В то же время у него сквозят небрежность и скука, происхождение которых невозможно определить с первого взгляда. Ему приходит венок от друзей. Начинается водоворот воспоминаний Виктора:     1. Мы видим первого из его друзей, одноклассника Анатолия Саяпина «простодушного и любящего посмеяться». И официанта Диму «бодрого, уверенного в себе, но держащегося с преувеличенным достоинством». Зилов приглашает официанта на новоселье, но официант отказывается – он не подменяется. Работа для него важнее всего. Робкий мальчишка в юношестве, сейчас официант удалой охотник, до которого Зилову как до Луны. Появляется одна из любовниц Виктора, Вера «привлекательная, несколько грубоватая, живая, всегда в форме». Затем Кушак Вадим Андреевич, начальник Саяпина и Зилова, – солидный мужчина, около 50. На работе от строг, решителен и деловит. Вне учреждения весьма неуверен в себе и суетлив. При вынесении решений весьма боится брать ответственность на себя, когда оно противоречит его убеждениям. И при этом боится быть ханжой.     Над столом хлопочет Галина, жена Виктора. В её облике важна хрупкость, в поведении – изящество. Это качество сейчас было заглушено заботой и бременем несбывшихся надежд. . На её лице почти постоянно было выражение озабоченности и сосредоточенности. Она работала учительницей. Она не любит официанта. Она его боится, чувствует подвох, способность этого человека ходить по головам. Галина рассказывает мужу о том, что ей пишет её друг детства, намеренный всю жизнь прожить холостяком. Приходят Саяпины. Сразу бросается в глаза энергичность привлекательной Валерии, которой присуща резкая, почти мужская инициатива. Зилов предлагает шефу приударить за Верой, на что тот успокоения совести ради отказывается, а потом, уверившсь, что в этом нет ничего такого соглашается. Входит Николай Кузаков. Он самоуглублен. Говорит мало, слушает в основном других, одет весьма неряшливо.     Конец вечера. Вера уходит с Кузаковым «продинамив» Кушака. Галина заявляет, что хочет ребенка. Зилов нехотя соглашается, но Галина его не воспринимает     2. Шеф требует модернизации. Зилов предлагает коллеге подписать план реконструкции, не претворенный в реальность. Саяпин сомневается. Виктору приносят письмо от его отца. Оказывается, что он умирает … как всегда. К деду герой относится иронично, чуть ли не презрительно, не желая даже ехать к нему даже во время отпуска: « сентябрь – время неприкосновенное – охота». В кабинет заходит девушка, ищущая редакцию. Зилов врет, что пункт её назначения здесь. Девушку зовут Ирина. Она приехала поступать в вуз.     «В ее облике ни в коем случае нельзя путать непосредственность с наивностью,     душу с простодушием, так же как ее доверчивость нельзя объяснять     неосведомленностью и легкомыслием, потому главное в ней - это искренность». Коллеги подписывают фальшивый отчет. Виктор ведет Ирину в кино. Перед этим ему звонит жена. Она беременна. Зилов встречает новость весьма прохладно. Галина бросает трубку.     3. Зилов узнает, что жена сделала аборт. Он пытается умаслить рассерженную Галину, знающую, что муж пропадал не на работе. Он вспоминает их первые свидание, совершенно искренне умиляясь воспоминаниями. Воспоминания неожиданно подводят мужчину. Галина плачет.     4. Кушак уличает Саяпина и Зилова в обмане. Зилов берет вину на себя. Поскольку статью подписывали оба, Кушак посредством угрозы увольнения пытается выяснить, чья это работа. Это ничего ему не дает. Саяпин говорит о своей непричастности. Приходит телеграмма. Умер отец. Зилов с Галиной приезжают в кафе, где он договорился встретиться с Ириной. Галина признается, что получает письма от друга детства каждый день. Приходит Ирина. Зилов признается, что Галина, случайно зашедшая, - его жена. Ирина не осуждает его. Зилов её целует.     5. Собирают чемоданы. Галина собирается к дяде. Не сумев утаить, она признается, что уезжает навсегда к другу детства. Зилов не отпускает её, жена закрывает его в комнате и уходит. Произносится монолог . Без адресата: «Я сам виноват, я знаю. Я сам довел тебя до этого... Я тебя замучил, но, клянусь тебе, мне самому опротивела такая     жизнь... Ты права, мне все безразлично, все на свете. Что со мной делается,     я не знаю... Не знаю... Неужели у меня нет сердца?.. Да, да, у меня нет     ничего - только ты, сегодня я это понял, ты слышишь? Что у меня есть, кроме     тебя?.. Друзья? Нет у меня никаких друзей... Женщины?.. Да, они были, но     зачем? Они мне не нужны, поверь мне... А что еще? Работа моя, что ли! Боже     мой! Да пойми ты меня, разве можно все это принимать близко к сердцу! Я     один, один, ничего у меня в жизни нет, кроме тебя. Помоги мне! Без тебя мне     крышка... Уедем куда-нибудь! Начнем сначала, уж не такие мы старые...»     Приходит Ирина. В порыве нежности он приглашает её на охоту, прельщающую его своей красотой, романтикой     6. День рождения Зилова. Он не хочет видеть друзей. На вопрос официанта он отвечает так: «Друзья и друзья, а я, допустим, беру     и продаю тебя за копейку. Потом мы встречаемся и я тебе говорю: "Старик,     говорю, у меня завелась копейка, пойдем со мной, я тебя люблю и хочу с тобой     выпить". И ты идешь со мной, выпиваешь. Потом мы с тобой обнимаемся,     целуемся, хотя ты прекрасно знаешь, откуда у меня эта копейка. Но ты идешь     со мной, потому что тебе все до лампочки, и откуда взялась моя копейка, на     это тебе тоже наплевать... А завтра ты встречаешь меня - и все сначала...     Вот ведь как. А ты говоришь поссорился... Просто я не желаю их видеть». Официант не понимает Зилова, ему чужды нравственные колебания: «Чудишь, старичок» - говорит он.     Главное в охоте – объясняет официант, - спокойствие. Нервный Виктор не может застрелить ни одной утки. Приходят гости. Напившийся Виктор на замечание о бесконечных тостах за охоту упрекает друзей в том, что они, приличные люди, не хотят сидеть с ним за одним столом и пришли сюда лишь только за тем, чтобы посмотреть на Ирину. Он утверждает, что приличия ему опротивели. Гости покидают кафе. Позже вернувшись за скандалистом, он придумывать способ его проучить.     Виктор приглашает всех на свои поминки. «Если разобраться жизнь, в сущности, проиграна» - приходит к выводу герой, фантазируя о том, что было бы, если б он умер. Затем пытается совершить самоубийство, но внезапно пришедшие Саяпин и Кузаков не дают ему этого сделать. Вопросом о недоделанном ремонте Саяпин наводит друга на мысль о том, что тот хочет его квартиру. Приходит официант. Он крайне удивлен: «Где выпивка?» Он прямо спрашивает товарища о предстоящей охоте. Зилов отвечает отказом. Официант уходит: «А что я могу сделать? Сам должен соображать!» Он не чувствует ни малейшей ответственности за друга. Ты мне больше нравишься – признает герой, подозревающий своих друзей в корыстности, - ты хоть не ломаешься, как эти. Виктор наводит револьвер на Кузакова. Официант выводит друзей из комнаты.     Зилов звонит Диме. Он готов ехать на утиную охоту.     Куприн. Гранатовый

Добавил: Elenaxw

/ Краткие содержания / Вампилов А.В. / Утиная охота / Вариант 1

Смотрите также по произведению "Утиная охота":

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Утиная охота (пьеса) — WiKi

Персонажи

По ходу пьесы автор делает психологические портретные зарисовки героев:

  • Виктор Зилов — Зилову около тридцати лет, он довольно высок, крепкого сложения; в его походке, жестах, манере говорить много свободы, происходящей от уверенности в своей физической полноценности. В то же время и в походке, и в жестах, и в разговоре у него сквозят некие небрежность и скука, происхождение которых невозможно определить с первого взгляда.
  • Галина, жена Зилова — Галине двадцать шесть. В её облике важна хрупкость, а в её поведении — изящество, которое различимо не сразу и ни в коем случае не выказывается ею нарочно. Это качество, несомненно, процветающее у неё в юности, в настоящее время сильно заглушено работой, жизнью с легкомысленным мужем, бременем несбывшихся надежд. На её лице почти постоянно выражение озабоченности и сосредоточенности (она учительница, а у учителей с тетрадями это нередко).
  • Ирина — студентка, новая возлюбленная Зилова, его «невеста».
  • Кузаков — Кузакову около тридцати. Яркой внешностью он не выделяется. Большей частью задумчив, самоуглублен. Говорит мало, умеет слушать других, одет весьма неряшливо. По этим причинам в обществе он обычно в тени, на втором плане. Переносит это обстоятельство с достоинством, но и не без некоторой досады, которую хорошо скрывает.
  • Саяпин — бывший одноклассник, сослуживец и друг Зилова.
  • Валерия, жена Саяпина — Валерии около двадцати пяти. В глаза бросается её энергичность. Её внешней привлекательности несколько противоречит резкая, почти мужская инициатива. Волосы у неё крашеные, коротко подстриженные. Одевается модно.
  • Кушак Вадим Андреевич, начальник Зилова и Саяпина— мужчина солидный, лет около пятидесяти. В своем учреждении, на работе он лицо довольно внушительное: строг, решителен и деловит. Вне учреждения весьма неуверен в себе, нерешителен и суетлив.
  • Вера — давняя любовница Зилова, работает продавщицей, около двадцати пяти лет. Она явно привлекательна, несколько грубоватая, живая, всегда «в форме»… одевается красиво и носит неизменно роскошную причёску.
  • Официант Дима — одноклассник Зилова и Саяпина — высокий, спортивного вида парень. Он всегда в ровном деловом настроении, бодр, уверен в себе и держится с преувеличенным достоинством, что, когда он занят своей работой, выглядит несколько смешным.

Сюжет

Основное действие пьесы происходит в течение одного дня в квартире Зилова. События перемежаются реминисценциями в прошлое и воображаемое будущее героя.

Дождливым утром в квартире Зилова появляется мальчик с похоронным венком «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей» — это шутка Саяпина и Кузакова. Зилов представляет, будто он всё-таки умер и друзья встречаются на его похоронах.

Зилов пытается дозвониться Вере, Саяпину, Кузакову, Ирине — ему нужно хоть с кем-нибудь поговорить — но всё безуспешно. Герой погружается в воспоминания.

Воспоминание первое. Зилов и Саяпин обедают в кафе «Незабудка» со своим начальником Кушаком. Благодаря ему Зилов недавно получил квартиру и собирается вечером праздновать новоселье. Появляется бывшая любовница Зилова Вера, флиртует с Кушаком и напрашивается на новоселье. Зилов вынужден пригласить её.

Вечером в новую, ещё пустую квартиру Зилова приходят Саяпин с Валерией, Кушак, Кузаков и Вера, которую Зилов представляет жене как подругу Кушака. Во время новоселья вскрывается истинное отношение героев к Зилову: Саяпин завидует ему, Кушак невольно даёт понять, что не ценит его как сотрудника. После ухода гостей Галина признается мужу, что хочет ребёнка, но Зилов реагирует холодно.

Воспоминание второе. Зилов и Саяпин на работе в Центральном бюро технической информации. Кушак требует от них срочно статью о модернизации производства, и Зилов решает вместо статьи сдать проект реконструкции фарфорового завода, лежащий в ЦБТИ уже год. В это время ему приносят письмо от отца: тот пишет, что умирает, и просит приехать. Зилов отмахивается, утверждая, что отец рассылает такие письма каждый год.

В отдел заходит Ирина — она ищет редакцию газеты, чтобы подать объявление. Зилов врёт, что редакция тут и находится, заводит с Ириной разговор и приглашает на свидание. Уже перед самым его уходом звонит Галина и просит сейчас же приехать: она узнала, что беременна. Зилов обещает приехать вечером, и Галина обижается.

Воспоминание третье. Зилов возвращается домой под утро, рассказывает жене, что его отправили в срочную командировку на фарфоровый завод, но Галина не верит: его видели накануне вечером в городе. Она говорит ему, что сделала аборт и не хочет больше никаких отношений. Зилов пытается её успокоить, просит верить ему, напоминает Галине о том вечере, когда они объяснились друг другу в любви — однако романтическая сцена оборачивается фарсом.

Воспоминание четвёртое. Кушак выясняет, что информация в статье Зилова и Саяпина не соответствует действительности: реконструкция на заводе так и не была проведена. Он требует объяснений, и Зилов по просьбе Саяпина берет вину на себя. Кушак предупреждает Зилова об увольнении.

Чуть позже Зилову приносят телеграмму: умер его отец. Он тут же собирается ехать, просит жену принести ему деньги в кафе «Незабудка»: он назначил там свидание Ирине и старается выпроводить Галину побыстрее. Однако она, беспокоясь, что он едет без необходимых вещей, приходит в кафе снова — и застает его с Ириной. Та в замешательстве: она не подозревала, что Зилов женат.

Воспоминание пятое. Галина собирается ехать отдыхать к дяде на месяц. Едва она выходит из дома, Зилов звонит Ирине и зовет её к себе. Внезапно Галина возвращается и признаётся, что уезжает не к дяде, а к другу детства, который до сих пор в неё влюблён. Зилов вскипает, пытается удержать её, но Галина выбегает из квартиры и закрывает за собой дверь. Зилов разговаривает с ней через дверь: раскаивается, просит поверить ему — он впервые искренен. Однако за дверью уже стоит Ирина.

Воспоминание шестое. Кафе «Незабудка», Зилов собирает друзей. Завтра они с Димой едут на охоту, и Зилов надеется, что ему наконец-то повезет. Когда приходят Саяпины, Кушак, Кузаков с Верой и Ирина, Зилов уже пьян. Он начинает разоблачать своих гостей, устраивает скандал. Все уходят, Зилов напоследок называет официанта лакеем, и тот бьёт его в лицо. Когда Саяпин и Кузаков возвращаются забрать товарища, он уже лежит без сознания под столом — «как труп», замечает Кузаков, и им приходит в голову разыграть его наутро.

Снова Зилову представляется сцена после собственных похорон.

Он звонит официанту и сообщает, что передумал ехать на охоту, потом обзванивает друзей и приглашает на свои поминки. Затем пишет предсмертную записку и собирается выстрелить в себя из ружья, но его останавливает телефонный звонок. В это время успевают появиться Кузаков и Саяпин. Зилов раздосадован, что ему помешали, обвиняет друзей в том, что они мечтают завладеть его квартирой, и выгоняет. Когда Кузаков пытается его успокоить — наставляет на него ружьё. После их ухода Зилов падает на кровать и какое-то время лежит неподвижно — «плачет он или смеётся, понять невозможно». Потом он звонит официанту и спокойно сообщает, что готов ехать на охоту.

История публикации

«Утиная охота» впервые опубликована в 1970 году в альманахе «Ангара». До этого пьесу пытался напечатать «Новый мир», но редколлегия не пришла к единому решению. Официальная причина отказа звучала так: «Новый мир» пьес не печатает.

Публикация в «Ангаре» чудом обошлась без цензуры: главный редактор Марк Сергеев «подловил» момент, когда главный цензор ушёл в отпуск, и поставил «Утиную охоту» в номер.[2]

Вскоре после публикации на Вампилова был написан донос в Иркутский обком КПСС, а затем и в ЦК КПСС: оказалось, что в Иркутске есть Бюро технической информации (такое же название в пьесе носит организация, где работают Зилов, Саяпин и Кушак), и его служащие обвинили автора в клевете.

В 1972 году, уже после смерти Вампилова, Марк Сергеев попытался издать однотомник произведений писателя. Директор Восточно-Сибирского издательства, куда была передана рукопись, соглашался печатать, но — без «Утиной охоты». Сергеев забрал рукопись и передал её в московское издательство «Искусство» — и в 1975 году сборник «Избранное» А. Вампилова вышел в свет вместе с крамольной пьесой.

Театральные постановки

Первая постановка

Известные постановки

  • 1977 — Студенческий театр МГУ, режиссёр Роман Виктюк, в роли Кузакова Ефим Шифрин
  • 1978 Борис Чухович, ТЕАТР "ИЛЬХОМ" И ТАШКЕНТСКИЙ АНДЕРГРАУНД — «Экспериментальная студия театральной молодёжи» (сейчас театр «Ильхом»), Ташкент, режиссёр Марк Вайль
  • 1979 — Московский драматический театр им. М. Н. Ермоловой, режиссёр В. Андреев
  • 1979 — МХАТ, реж. О. Ефремов; Зилов — Андрей Мягков, Официант — Алексей Петренко
  • 1980 ? — Горьковский академический театр драмы имени Горького, режиссёр Анатолий Кошелев, в ролях А. Комраков — Зилов, Т. Кириллова — Галина, Т. Жукова — Вера, Н. Заякина — Валерия, Ф. Зарипова — Ирина, Е. Арефьев — Саяпин, Ю. Аксентий — Дима, Ю. Фильшин — Кузаков, И. Поляков — Кушак
  • 1981 — Ярославское театральное училище, дипломный спектакль. Постановка — Ф. Шишигин. Реж. — Л. Макарова, Ф. Шишигин.
  • 1983 — Санкт-Петербургский государственный молодёжный театр на Фонтанке, режиссёр Ефим Падве
  • 1996 — Новосибирский городской драматический театр п/р С. Афанасьева, режиссёр Сергей Афанасьев, в роли Зилова Николай Соловьёв.
  • 1997 — театр-студия «Русская актёрская школа»
  • 2002 — Московский художественный театр им. А. П. Чехова, режиссёр Александр Марин, в роли Зилова Константин Хабенский, в роли Официанта Михаил Пореченков
  • 2002 — Новосибирский драматический театр «Красный факел», режиссёр Пётр Шерешевский, в роли Зилова Максим Битюков
  • 2007 — Ярославский академический театр драмы им. Ф. Волкова, режиссёр Александр Ищенко
  • 2008 — Воронежский академический театр драмы им. А. Кольцова, режиссёр Анатолий Иванов, в роли Зилова Юрий Смышников
  • Архангельский театр драмы имени М. В. Ломоносова
  • Театр на Спасской, режиссёр Александр Клоков
  • Свердловский театр юного зрителя, режиссёр Дмитрий Астрахан
  • Другой театр режиссёр Павел Сафонов, в ролях Владимир Епифанцев, Ольга Ломоносова, Максим Браматкин, Сергей Фролов, Андрей Кузичев, Валерий Горин, Анастасия Веденская, Мария Бердинских, Анастасия Бегунова, Надежда Михалкова, Денис Яковлев.
  • 2012 — Учебный Театр, режиссёр Владимир Дворман в роли Зилова Алексей Остафийчук, в роли Кушака Евгений Волков, в роли Саяпина Сергей Колбинцев, в роли Официанта Артём Патрушев, в роли мальчика Николай Молчанов, в роли ГалиныТатьяна Клюкач, в роли Веры Лисавета Сахнова[4], в роли Валерии Евгения Серебренникова.
  • 2012 — Национальный театр Болгарии им. Ивана Вазова (София), режиссёр Юрий Бутусов в роли Зилова Иван Юруков, в роли Кушака Николай Урумов, в роли Официанта Дарин Ангелов. Премьера состоялась 24 и 25 марта 2012 года. Участвовал в Володинском фестивале (Санкт-Петербург) 8 февраля 2013 года, номинация на театральную премию Икар за лучшую мужскую роль — Иван Юруков.
  • 2012 год — Государственный Театр Киноактера (Москва) «УТИНАЯ ОХОТА. Шесть Дней из Жизни…» режиссёр О. Елагина, в ролях: ЗИЛОВ — Ю. Гаркави, ГАЛИНА — Е. Волкова, О. Елагина, САЯПИН — А. Шарапов, КУШАК — А. Власов, КУЗАКОВ — А. Караваев, Д. Погодин, ИРИНА — М. Богатова, Д. Саламатина, ВЕРА — Т. Голованова, Е. Радченко, М. Богатова, ВАЛЕРИЯ — И. Епифанова, ОФИЦИАНТ — П. Шумский, Р. Ладнев

Экранизации

Критика

Наибольшие споры вызвал образ Зилова — он многими не был понят.

Майя Туровская: «Зилов — фигура типичная. Это оборотная сторона бездушного и рационального технократства. Его служба — это своего рода пенсия по инвалидности души. „Сверхтекучесть“ его нравственности, морали, жизненных устоев и даже личных чувств такова, что ни в чём и ни по какому поводу на него положиться невозможно. Но при этом он незауряден, природно талантлив, полон возможностей и благих душевных порывов — в этом его обаяние. Яркость вампиловского героя — стихийный протест против скучно-односторонней целесообразности и деловитости. Жизнь сделала из Зилова редкостный образец цинизма, законченный экземпляр рыцаря „до лампочки“». (1987)[6]

Ричард Ко, критик «Вашингтон пост»: «Вампилов пишет в традиции Достоевского о беспокойном, самому себе вредящем герое, злоключения и характер которого представляются специфически русскими». (1989)[7]

Борис Сушков: «Если говорить о загадке Зилова, то она в том, что в Зилове воплощён не один характер, хотя бы и типичный, а 3-5-7 характеров-типов. Потому столь разные и по-своему логичные (хоть и не всегда убедительные) прочтения этого образа <…> Зилов — это все мы <…> это зеркало, отражающее судьбу целого поколения». (1989)[8]

Марк Липовецкий сопоставляет Зилова с Печориным: это тоже «портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии». Зилов — самый свободный человек во всей пьесе — и поэтому он способен на самые непредсказуемые и циничные поступки: у него отсутствуют всякие сдерживатели, тормоза.[9]

Е. Гушанская: Зилов — «человек мягкий до бесформенности, снисходительный до равнодушия, эгоистичный до необходимости это скрывать, задающий себе вопросы и ощущающий себя виновным в том, что не знает на них ответов»[10] Безусловно важен и образ Официанта.

Майя Туровская: «Официант — маленький деловой человек, демонизированный воображением Зилова, иронически прокомментированный автором, это альтер-эго и одновременно антипод героя».[6]

Е. Гушанская: «Официант — единственный, кто имеет над Зиловым власть, кому герой завидует, кем восторгается, кому подчиняется… Он — двойник Зилова, двойник-антипод, антагонист-идеал… Он знает и умеет все, за исключением одной-единственной вещи. Он не знает, что окружающий мир живой, что в нём существует любовь, а не похоть, что охота — не физзарядка со стрельбой в цель… Официант абсолютно безупречен и так же абсолютно бесчеловечен».[10]

Толстых В.И.: Зилов отличается от остальных персонажей пьесы тем, что «понимает несостоятельность и бессмысленность своего образа жизни, но сознавая это отчётливее, чем кто-либо другой, ничего поделать с собой не может.»[11], «будучи до краёв наполненным нерешёнными проблемами, он пребывает как бы в состоянии предчувствия необходимости их разрешения»[12]. Между Зиловым и Печориным много общего: почти ровесники, двойственное существование (одна половина личности живет, а другая половина оценивает), все ключевые эпизоды пьесы даны в форме воспоминаний главного героя[13].

Литература

  • Гушанская Е. Самоосознание по Вампилову // Звезда. 1989. № 10
  • Журчева Т. Поэтика «Утиной охоты» А. Вампилова // Поэтика реализма. Куйбышев. 1982
  • Лейдерман Н. Л., Липовецкий М. Н. Александр Вампилов // Современная русская литература. М., 2001. Книга вторая: 70-е годы. С. 184—194
  • Липовецкий М. Н. Маска, дикость, рок (перечитывая Вампилова) // Литература. 2001. № 2
  • Сушков Б. Ф. Александр Вампилов. М., 1989, с. 84-126
  • Туровская М. И. Вампилов и его критик // Туровская М. И. Памяти текущего мгновения. М., 1987
  • Румянцев А.Г. Вампилов. — М.: Молодая гвардия, 2015. — 332 с. — ISBN 978-5-235-03812-7.
  • Толстых В.И. Сократ и мы. — М.: Политиздат, 1981. — 383 с.

Примечания

  1. ↑ Румянцев, 2015, с. 212.
  2. ↑ 1 2 Т. Глазкова
  3. ↑ В. Бондаренко
  4. ↑ Лисавета Сахнова Актриса.
  5. ↑ «Райские кущи» — экранизация пьесы Александра Вампилова «Утиная охота». tvoyaistoria.ru. Проверено 21 декабря 2015.
  6. ↑ 1 2 Туровская М. И. Вампилов и его критик // Туровская М. И. Памяти текущего мгновения. М., 1987
  7. ↑ цит. по: Сушков Б. Ф. Александр Вампилов. М., 1989, с. 87
  8. ↑ Сушков Б. Ф. Александр Вампилов. М., 1989, с. 114—115
  9. ↑ Липовецкий М. Н. Маска, дикость, рок (перечитывая Вампилова) // Литература. 2001. № 2
  10. ↑ 1 2 Гушанская Е. Самоосознание по Вампилову // Звезда. 1989. № 10
  11. ↑ Толстых, 1981, с. 183.
  12. ↑ Толстых, 1981, с. 186.
  13. ↑ Толстых, 1981, с. 190.

Ссылки

ru-wiki.org

Краткое содержание книги Утиная охота (изложение произведения), автор Александр Вампилов

Действие происходит в провинциальном городе. Виктора Александровича Зилова будит телефонный звонок. С трудом просыпаясь, он берет трубку, но там молчание. Он медленно встает, трогая себя за челюсть, открывает окно, на улице идет дождь. Зилов пьет пиво и с бутылкой в руках начинает физзарядку. Снова телефонный звонок и снова молчание. Теперь Зилов звонит сам. Он разговаривает с официантом Димой, с которым они вместе собирались на охоту, и чрезвычайно удивлен, что Дима его спрашивает, поедет ли он. Зилова интересуют подробности вчерашнего скандала, который он учинил в кафе, но о котором сам помнит весьма смутно. Особенно его волнует, кто же вчера съездил ему по физиономии.

Едва он кладет трубку, как в дверь раздается стук. Входит мальчик с большим траурным венком, на котором написано: «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей». Зилов раздосадован столь мрачной шуткой. Он садится на тахту и начинает представлять себе, как бы все могло быть, если бы он действительно умер. Потом перед его глазами проходит жизнь последних дней.

Воспоминание первое. В кафе «Незабудка», излюбленном месте времяпрепровождения Зилова, он с приятелем Саяпиным встречается во время обеденного перерыва с начальником по работе Кушаком, чтобы отметить большое событие — он получил новую квартиру. Неожиданно появляется его любовница Вера. Зилов просит Веру не афишировать их отношения, усаживает всех за стол, и официант Дима приносит заказанное вино и шашлыки. Зилов напоминает Кушаку, что на вечер назначено празднование новоселья, и тот, несколько кокетничая, соглашается. Вынужден Зилов пригласить и Веру, которой этого очень хочется. Начальнику, только что проводившему законную супругу на юг, он представляет её как одноклассницу, и Вера своим весьма раскованным поведением внушает Кушаку определенные надежды.

Вечером друзья Зилова собираются к нему на новоселье. В ожидании гостей Галина, жена Зилова, мечтает, чтобы между ней и мужем все стало как в самом начале, когда они любили друг друга. Среди принесенных подарков — предметы охотничьего снаряжения: нож, патронташ и несколько деревянных птиц, используемых на утиной охоте для подсадки. Утиная охота — самая большая страсть Зилова (кроме женщин), хотя пока ему не удалось до сих пор убить ни одной утки. Как говорит Галина, главное для него — сборы да разговоры. Но Зилов не обращает внимания на насмешки.

Воспоминание второе. На работе Зилов с Саяпиным должны срочно подготовить информацию о модернизации производства, поточном методе и т. п. Зилов предлагает представить как уже осуществленный проект модернизации на фарфоровом заводе. Они долго бросают монету, делать — не делать. И хотя Саяпин опасается разоблачения, тем не менее они готовят эту «липу». Здесь же Зилов читает письмо от старика отца, живущего в другом городе, с которым он не виделся четыре года. Тот пишет, что болен, и зовет повидаться, но Зилов относится к этому равнодушно. Он не верит отцу, да и времени у него все равно нет, так как в отпуск он собирается на утиную охоту. Пропустить её он не может и не хочет. Неожиданно в их комнате появляется незнакомая девушка Ирина, спутавшая их контору с редакцией газеты. Зилов разыгрывает её, представляясь сотрудником газеты, пока его шутку не разоблачает вошедший начальник. У Зилова завязывается с Ириной роман.

Воспоминание третье. Зилов возвращается под утро домой. Галина не спит. Он сетует на обилие работы, на то, что его так неожиданно послали в командировку. Но жена прямо говорит, что не верит ему, потому что вчера вечером соседка видела его в городе. Зилов пытается протестовать, обвиняя жену в чрезмерной подозрительности, однако на нее это не действует. Она долго терпела и больше не хочет выносить зиловского вранья. Она сообщает ему, что была у врача и сделала аборт. Зилов изображает возмущение: почему она не посоветовалась с ним?! Он пытается как-то смягчить её, вспоминая один из вечеров шесть лет назад, когда они впервые стали близки. Галина сначала протестует, но затем постепенно поддается очарованию воспоминания — до момента, когда Зилов не может припомнить каких-то очень важных для нее слов. В конце концов она опускается на стул и плачет. Воспоминание следующее. Под конец рабочего дня в комнате Зилова и Саяпина появляется разгневанный Кушак и требует от них объяснения по поводу брошюры с информацией о реконструкции на фарфоровом заводе. Выгораживая Саяпина, который должен вот-вот получить квартиру, Зилов берет на себя всю ответственность. Только внезапно появившейся жене Саяпина удается погасить бурю, уведя простодушного Кушака на футбол. В этот момент Зилову приходит телеграмма о смерти отца. Он решает срочно лететь, чтобы успеть на похороны. Галина хочет ехать вместе с ним, но он отказывается. Перед отъездом он заходит в «Незабудку», чтобы выпить. Кроме того, здесь у него назначено свидание с Ириной. Свидетельницей их встречи случайно становится Галина, которая принесла Зилову плащ и портфель для поездки. Зилов вынужден признаться Ирине, что он женат. Он заказывает ужин, откладывая отлет на завтра.

Воспоминание следующее. Галина собирается к родственникам в другой город. Как только она уходит, он звонит Ирине и зовет её к себе. Неожиданно возвращается Галина и сообщает, что уезжает навсегда. Зилов обескуражен, он пытается задержать её, но Галина запирает его на ключ. Оказавшись в западне, Зилов пускает в ход все свое красноречие, пытаясь убедить жену, что она по-прежнему дорога ему, и даже обещая взять на охоту. Но слышит его объяснение вовсе не Галина, а появившаяся Ирина, которая воспринимает все сказанное Зиловым как относящееся именно к ней.

Воспоминание последнее. В ожидании друзей, приглашенных по случаю предстоящего отпуска и утиной охоты, Зилов выпивает в «Незабудке». К моменту, когда друзья собираются, он уже довольно сильно пьян и начинает говорить им гадости. С каждой минутой он расходится все больше, его несет, и в конце концов все, включая Ирину, которую он также незаслуженно оскорбляет, уходят. Оставшись в одиночестве, Зилов называет официанта Диму лакеем, и тот бьет его по лицу. Зилов падает под стол и «отключается». Через некоторое время возвращаются Кузаков и Саяпин, поднимают Зилова и отводят его домой.

Припомнив все, Зилов и в самом деле вдруг загорается мыслью покончить жизнь самоубийством. Он уже не играет. Он пишет записку, заряжает ружье, разувается и большим пальцем ноги нащупывает курок. В этот момент раздается телефонный звонок. Затем незаметно появляются Саяпин и Кузаков, которые видят приготовления Зилова, набрасываются на него и отнимают ружье. Зилов гонит их. Он кричит, что никому не верит, но они отказываются оставить его одного. В конце концов Зилову удается их выдворить, он ходит с ружьем по комнате, потом бросается на постель и то ли смеется, то ли рыдает. Через две минуты он встает и набирает номер телефона Димы. Он готов ехать на охоту.

pereskaz.com

Евгений Цыганов отправился на «Утиную охоту»

Героев нового фильма Александра Прошкина зовут так же, как героев известной пьесы Вампилова: Зилов, Галина, Саяпин, Вера. Но картина будет кардинально отличаться от пьесы, а Зилов в исполнении Евгения Цыганова ничуть не похож на героя Олега Даля из «Отпуска в сентябре». КиноПоиск побывал на съемках проекта студии «Талан» и узнал подробности.

В десяти километрах от Московской кольцевой автодороги кинематографисты обжили недавно построенный и еще не заселенный модный жилой комплекс (малоэтажные дома с аккуратными балкончиками, зеленые лужайки, охраняемая территория). В пустой квартире с неотштукатуренными стенами устроили буфет, еще в одной квартире двумя этажами выше художники уже сделали ремонт и руководят расстановкой мебели и техники.

В «Утиной охоте» Вампилова главный герой — сотрудник бюро технической информации Зилов — получал по протекции начальства квартиру в новом типовом доме. Казалось бы, предел мечтаний советского человека. Но эта квартира не приносила ему счастья. Расставшись с женой, устроив сцену перед сослуживцами в ресторане, он в финале пьесы, перед поездкой на долгожданную охоту, едва не кончает жизнь самоубийством.

Александр Прошкин и сценарист Александр Родионов перенесли действие «Утиной охоты» в наши дни, и Зилов стал айтишником, обслуживающим сайт крупной компании, входящей в огромный холдинг. От компании ему дается сертификат на ту самую квартиру. Попадая в мир жителей элитного комплекса, он постепенно втягивается в круг небожителей и вынужден врать, чтобы остаться в нем.

«Поначалу я упорно сопротивлялся предложению экранизировать эту замечательную пьесу. Она очень известна. Она породила целое направление в театре кино, начиная с картины Балаяна с Янковским, заканчивая фильмом моего любимого ученика Саши Велединского про пьющего географа. Все они навеяны текстом Вампилова, его интонацией. Я не понимал, зачем это делать, — рассказал КиноПоиску Александр Прошкин. — Согласился я только с тем условием, что мы сделаем современную транскрипцию этой пьесы, с диалогом времен. Характеры, конечно, трансформированы этим временем, и Зилов у нас совершенно другой. Он милый и обаятельный человек, который пытается легко жить, но в то же время ощущает, что проживает жизнь попусту. В конечном счете это история любви двух людей — Зилова и его жены Гали».

В роли Зилова Прошкин изначально видел только Евгения Цыганова. «Колебаний у меня не было. Мне кажется, в нем есть этот „Зилов сегодня“. Зилов всегда немножечко загадка. Внутри у него какая-то тайна, которую мы не можем понять. Он хочет жить чувством и без любви считает жизнь пропащей. Это очень русский интеллигентский архетип, который существует во все времена. Человек ведь меняется очень медленно, столетиями. Вампилов зацепил что-то очень существенное в русском характере. Многие почему-то воспринимают этого персонажа пародийно-отрицательным, а я вижу в нем символ мятущейся русской интеллигенции, которая не может до конца реализоваться, жить по совести, как хотелось бы», — делится Прошкин.

Цыганов говорит, что «Утиная охота» Прошкина и Родионова — самостоятельное произведение, фантазия на тему вампиловского текста: «В Щукинском училище было такое упражнение — этюды к образам. Это когда человек играет Ричарда III, но не текстом Шекспира, а своими словами, фантазируя, например, как Ричард III готовит яичницу или качается на качелях. Так и здесь. Мы можем позволить себе все что угодно, лишь бы это попадало [в образ]».

У пьесы Вампилова «Утиная охота» была сложная судьба. Ее долго отказывались печатать, подвергали цензуре и даже называли антисоветской из-за эксцентричного и непонятного поведения главного героя. В 1987 году на телеэкраны вышла двухсерийная картина Виталия Мельникова «Отпуск в сентябре», до этого почти 10 лет пролежавшая на полке. Главную роль в ней исполнил Олег Даль. На сцене столичного МХТ вампиловского героя долго играл Константин Хабенский, и впоследствии его роль в «Географе» многие сравнивали именно с образом Зилова из того спектакля.

«Есть текст пьесы, есть фильм Мельникова. Наверное, когда говорят про Зилова, все помнят именно героя Олега Даля, да и пьесу-то мало кто читал. Но у нас какая-то третья история. Александр Анатольевич хочет, чтобы наш Зилов был ближе к фигуре автора, к самому Вампилову, — объясняет Цыганов. — Я понимаю, что Зилов вампиловский и герой нашего сценария являются однофамильцами. У них есть схожая история: жена, девушка, работа, сослуживцы. Но у нас другое пространство, другой текст, другой юмор, другие акценты». Для Прошкина Зилов — человек, которому просто нравится жить, в отличие от потерянного, зашедшего в тупик героя Даля, говорит Цыганов.

Когда КиноПоиск приехал на площадку, снимали сцену отъезда Зилова и Димы (Виктор Немец) на охоту. Финал тоже будет сильно отличаться от вампиловского. «Для Зилова охота — побег из круга лжи. Охота, небо, вода, утки — здесь нет пространства для вранья. Наша история — история героя, который в жизни наделал много ошибок, часто оступался, но заплатил за это. Судьба сама подтолкнула его к такому финалу», — рассказывает режиссер.

Съемки «Утиной охоты» стартовали в середине октября и продлятся до 22 ноября. На экранах картина должна появиться в 2015 году.

Кинопоиск

kinote.info

Вампилов Александр Валентинович. Утиная охота

   ЗИЛОВ   КУЗАКОВ   САЯПИН   КУШАК   ГАЛИНА   ИРИНА   ВЕРА   ВАЛЕРИЯ   ОФИЦИАНТ   МАЛЬЧИК

Картина первая
    Городская квартира в новом типовом доме. Входная дверь, дверь на кухню, дверь в другую комнату. Одно окно. Мебель обыкновенная. На подоконнике большой плюшевый кот с бантом на шее. Беспорядок.   На переднем плане тахта, на которой спит Зилов. У изголовья столик с телефоном.   В окно видны последний этаж и крыша типового дома, стоящего напротив. Над крышей узкая полоска серого неба. День дождливый.   Раздается телефонный звонок. Зилов просыпается не сразу и не без труда. Проснувшись, он пропускает два-три звонка, потом высвобождает руку из-под одеяла и нехотя берет трубку.

    ЗИЛОВ. Да?..

    Маленькая пауза. На его лице появляется гримаса недоумения. Можно понять, что на том конце провода кто-то бросил трубку.

    Странно… (Бросает трубку, поворачивается на другой бок, но тут же ложится на спину, а через мгновение сбрасывает с себя одеяло. С некоторым удивлением обнаруживает, что он спал в носках. Садится на постели, прикладывает ладонь ко лбу. Весьма бережно трогает свою челюсть. При этом болезненно морщится. Некоторое время сидит, глядя в одну точку, — вспоминает. Оборачивается, быстро идет к окну, открывает его. С досадой махнул рукой. Можно понять, что он чрезвычайно недоволен тем, что идет дождь.)

    Зилову около тридцати лет, он довольно высок, крепкого сложения; в его походке, жестах, манере говорить много свободы, происходящей от уверенности в своей физической полноценности. В то же время и в походке, и в жестах, и в разговоре у него сквозят некие небрежность и скука, происхождение которых невозможно определить с первого взгляда. Идет на кухню, возвращается с бутылкой и стаканом. Стоя у окна, пьет пиво. С бутылкой в руках начинает физзарядку, делает несколько движений, но тут же прекращает это неподходящее его состоянию занятие. Звонит телефон. Он подходит к телефону, снимает трубку.

    ЗИЛОВ. Ну?.. Вы будете разговаривать?..

    Тот же фокус: кто-то положил трубку.

    Шуточки… (Бросает трубку, допивает пиво. Поднимает трубку, набирает номер, слушает.) Идиоты… (Нажимает на рычаг, снова набирает номер. Говорит монотонно, подражая голосу из бюро погоды.) В течение суток ожидается переменная облачность, ветер слабый до умеренного, температура плюс шестнадцать градусов. (Своим голосом.) Ты понял? Это называется переменная облачность — льет как из ведра… Привет, Дима… Поздравляю, старик, ты оказался прав… Да вот насчет дождя, черт бы его подрал! Целый год ждали и дождались!.. (С недоумением.) Кто разговаривает?.. Зилов… Ну конечно. Ты что, меня не узнал?.. Умер?.. Кто умер?.. Я?!. Да вроде бы нет… Живой вроде бы… Да?.. (Смеется.) Нет, нет, живой. Этого еще только не хватало — чтоб я умер перед самой охотой! Что?! Не поеду — я?! С чего ты это взял?.. Что я, с ума сошел? Подожди, может, это ты со мной не хочешь?.. Тогда в чем дело?.. Ну вот еще, нашел чем шутить… Голова-то, да (держится за голову), естественно… Но, слава богу, пока цела… Вчера-то? (Со вздохом.) Да вот вспоминаю… Нет, всего я не помню, но… (Вздох.) Скандал — да, скандал помню… Зачем устроил? Да вот и сам думаю — зачем? Думаю, не могу понять — черт знает зачем!.. (Слушает, с досадой.) Не говори… Помню… Помню… Нет, конца не помню. А что, Дима, что-нибудь случилось?.. Честное слово, не помню… Милиции не было?.. Свои? Ну, слава богу… Обиделись?.. Да?.. Что они, шуток не понимают?.. Ну и черт с ними. Переживут, верно?.. И я так думаю… Ну ладно. Как же мы теперь? Когда выезжаем?.. Ждать? А когда он начался?.. Еще вчера? Что ты говоришь!.. Не помню — нет!.. (Ощупывает челюсть.) Да! Слушай, а драки вчера не было?.. Нет?.. Странно… Да, кто-то врезал. Разок… Да, по морде… Думаю, что кулаком. Интересно кто, ты не видел?.. Ну не важно… Да нет, ничего страшного. Удар вполне культурный…

    Стук в дверь.

    Дима! А что, если он зарядил на неделю?.. Да нет, я не волнуюсь… Ну ясно… Сижу дома. В полной готовности. Жду звонка… Жду… (Положил трубку.)

    Стук в дверь.

    Войдите.

    В дверях появляется венок. Это большой, дешевый, с крупными бумажными цветами и длинной черной лентой сосновый венок. Вслед за ним появляется несущий его мальчик лет двенадцати. Он всерьез озабочен исполнением возложенной на него миссии.

    (Весело.) Привет!   МАЛЬЧИК. Здравствуйте. Скажите, вы Зилов?   ЗИЛОВ. Ну я.   МАЛЬЧИК (поставил венок у стены). Вам.   ЗИЛОВ. Мне?.. Зачем?

    Мальчик молчит.

    Слушай, парень. Ты что-то путаешь…   МАЛЬЧИК. Вы — Зилов?   ЗИЛОВ. Ну и что?..   МАЛЬЧИК. Значит, вам.   ЗИЛОВ (не сразу). Кто тебя послал?.. А ну, сядь сюда.   МАЛЬЧИК. Мне надо идти.   ЗИЛОВ. Садись.

    Мальчик садится.

    (Разглядывает венок, поднимает его, расправляет черную ленту, надпись на ней читает вслух.) «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей»… (Молчит. Потом смеется, но недолго и без особого веселья.) Ты понял, в чем дело?.. Зилов Виктор Александрович — это я и есть… И видишь, жив-здоров… Как тебе это нравится?

    Мальчик молчит.

    Где они? Внизу?   МАЛЬЧИК. Нет, они ушли.   ЗИЛОВ (не сразу). Пошутили и ушли…   МАЛЬЧИК. Я пойду.   ЗИЛОВ. Проваливай… Нет, подожди. Скажи… Тебе такие шутки нравятся?.. Остроумно это или нет?

    Мальчик молчит.

    Нет, ты скажи, послать товарищу такую штуку на похмелье да еще в такую погоду, разве это не свинство?.. Друзья так не поступают, как ты думаешь?   МАЛЬЧИК. Я не знаю. Меня попросили, я принес…

    Маленькая пауза.

    ЗИЛОВ. Ты тоже хорош. Живым людям венки разносишь, а ведь наверняка пионер. Я бы в твоем возрасте за такое дело не взялся бы.   МАЛЬЧИК. Я не знал, что вы живой.   ЗИЛОВ. А если бы знал, не понес бы?   МАЛЬЧИК. Нет.   ЗИЛОВ. Спасибо и на этом.

    Маленькая пауза.

    МАЛЬЧИК. Я пойду.   ЗИЛОВ. Подожди, а что они тебе сказали?   МАЛЬЧИК. Сказали, пятый этаж, двадцатая квартира… Сказали, постучать, спросить Зилова и отдать. Вот и все.   ЗИЛОВ. Видишь, как просто. А сколько смеху… (Вешает венок себе на шею.) Разве не смешно? (Подходит к зеркалу, картинно причесывается.) Смешно или нет?.. Почему ты не смеешься?.. Наверно, у тебя нет чувства юмора. (Оборачивается к мальчику, поднимает себе, как спортсмену-победителю, правую руку.) Витя Зилов! Эс-Эс-Эс-Эр. Первое место… А за что?.. (Опускает руку.) Не смешно?.. Что-то не очень, верно? (Бросает венок, садится на постель так, что его лицо обращено к окну.) А может, и в самом деле мы с тобой перестали понимать шутки?

    Пауза.

    Тебе надо идти?   МАЛЬЧИК. Да… надо уроки готовить…   ЗИЛОВ. Да… Уроки дело серьезное… А как тебя зовут?   МАЛЬЧИК (не сразу). Витя.   ЗИЛОВ. Да? Оказывается, ты тоже Витя… А тебе не кажется это странным?   МАЛЬЧИК. Я не знаю.

    Маленькая пауза.

    ЗИЛОВ. Ну ладно, Витька, иди, занимайся. Заходи как-нибудь… Зайдешь?   МАЛЬЧИК. Хорошо.   ЗИЛОВ. Ну иди.

    Мальчик уходит. Маленькая пауза.

    Так… Значит, пошутили и разошлись…

    Зилов сидит на своей тахте. Взгляд его устремлен на середину комнаты.   Звучит траурная музыка, звуки ее постепенно нарастают. Свет медленно гаснет, и так же медленно зажигаются два прожектора. Одним из них, светящим вполсилы, из темноты выхвачен сидящий на постели Зилов. Другой прожектор, яркий, высвечивает круг посреди сцены. При этом обстановка квартиры Зилова находится в темноте. На площадке, освещенной ярким прожектором, сейчас возникнут лица и разговоры, вызванные воображением Зилова. К моменту их появления траурная музыка странным образом преображается в бодрую, легкомысленную. Это та же мелодия, но исполняемая в другом размере и ритме. Негромко она звучит в продолжение всей сцены. Поведение лиц, их разговоры в этой сцене должны выглядеть пародийно, шутовски, но не без мрачной иронии.   Появляются Саяпин и Кузаков.

    САЯПИН. Да нет, что ты. Не может этого быть.   КУЗАКОВ. Факт.   САЯПИН. Да нет, он пошутил, как обычно. Ты что, его не знаешь?   КУЗАКОВ. Увы, на этот раз все серьезно. Серьезнее некуда.   САЯПИН. Спорим, что он распустил этот слух, а сам сидит в «Незабудке».

    Кузаков и Саяпин исчезают. Появляются Вера, Валерия, потом Кушак.

    ВАЛЕРИЯ. Вы только подумайте, вчера он собирался на охоту, шутил… Еще вчера! А сегодня?!.   ВЕРА. Такого я от него не ожидала. Он был как алик из аликов.   КУШАК. Какое несчастье! Я бы никогда не поверил, но, знаете ли, последнее время он вел себя… Я далеко не ханжа, но должен вам сказать, что он вел себя весьма… мм… неосмотрительно. К добру такое поведение не приводит.

    Вера, Валерия и Кушак исчезают. Появляется Галина, за ней Ирина.

    ГАЛИНА. Я не верю, не верю, не верю… Зачем он так сделал?   ИРИНА. Зачем?   ГАЛИНА (Ирине). Скажи, он тебя любил?   ИРИНА. Я не знаю…   ГАЛИНА. Мы прожили с ним шесть лет, но я его так и не поняла. (Ирине.) Мы будем с тобой дружить. Будем?    ИРИНА. Да…

    Обнимаются и плачут.

    ГАЛИНА. Я уезжаю… навсегда… Напишешь мне письмо?   ИРИНА (сквозь слезы). Хорошо…

    Галина исчезает. Появляются Кушак и официант.

    КУШАК (Ирине). Очень, очень приятно…   ОФИЦИАНТ. Девушка, в таком состоянии одной вам быть нельзя.   КУШАК. Да, но… Нет, конечно… И все-таки…   ОФИЦИАНТ. В шесть часов мы ждем вас в «Незабудке», договорились?   ИРИНА (сквозь слезы). Хорошо…

    Ирина, Кушак и официант исчезают. Появляется Кузаков.

    КУЗАКОВ. Кто знает… Если разобраться, жизнь, в сущности, проиграна… (Исчезает.)

    Появляется официант с подносом.

    ОФИЦИАНТ. Итак, товарищи, скинемся. (Ухмыляется.) Нет, вы меня не так поняли. Скинемся на венок.

    Бросая монеты на поднос, последовательно проходят Галина, Кузаков, Саяпин, Валерия, Вера, Кушак и Ирина. Бодрая музыка внезапно превращается в траурную. Прожекторы гаснут, музыка обрывается, в темноте слышен звон монет. Затем освещается вся сцена. Зилов сидит на тахте. Взгляд его по-прежнему устремлен на середину комнаты. Поднимается. Идет на кухню, возвращается оттуда с бутылкой. Некоторое время стоит перед окном, насвистывает мелодию пригрезившейся ему траурной музыки. С бутылкой и стаканом устраивается на подоконнике. Вертит в руках плюшевого кота, разглядывает его долго и внимательно, будто видит его впервые. Поднимается, подходит к телефону, набирает номер.

    ЗИЛОВ. Магазин?.. Веру пригласите к телефону… Кто вызывает?.. Скажите, Зилов… Да, Зилов… (Ждет.) Занята?.. Понятно. (Бросает трубку, возвращается к подоконнику, пьет пиво. Задумчив.)

    Свет на сцене гаснет, передвигается круг, и сцена освещается. Перед нами новая декорация. Начинается его первое воспоминание. Уголок кафе «Незабудка». На виду одно небольшое окно. Два-три столика. Видна дверь на улицу. Зилов и Саяпин усаживаются за один из столиков.   Саяпин одного возраста с Зиловым, но уже лысеет и полноват. Вид у него весьма простодушный. Он любит посмеяться. Часто смеется некстати, иногда, даже себе во вред, не может удержаться от смеха.

    САЯПИН (громко). Дима! Привет!.. Обрати внимание.

    Появляется официант. Это ровесник Зилова и Саяпина, высокий, спортивного вида парень. Он всегда в ровном деловом настроении, бодр, уверен в себе и держится с преувеличенным достоинством, что, когда он занят своей работой, выглядит несколько смешным.

    ОФИЦИАНТ (подходит). Привет, ребята.   САЯПИН. Привет, Дима.   ЗИЛОВ. Как ты, старина?   ОФИЦИАНТ. Спасибо, нормально. А ты?   ЗИЛОВ. Неплохо.   ОФИЦИАНТ. Уже собираешься, а?   ЗИЛОВ. Уже собрался.   ОФИЦИАНТ (слегка подсмеиваясь). Уже собрался?.. Молодец.   ЗИЛОВ (с отчаянием). Еще целых полтора месяца! Подумать только…   ОФИЦИАНТ (усмехнулся). Доживешь?   ЗИЛОВ. Не знаю, Дима. Как дожить — не представляю.   ОФИЦИАНТ. А ты жди спокойно. Если хочешь, чтобы из тебя вышел охотник, — не волнуйся. Главное — не волноваться.   САЯПИН. Слушайте! До вашей охоты еще полтора месяца, а до конца перерыва всего тридцать пять минут. (Зилову.) Мы зачем сюда пришли, забыл?   ЗИЛОВ. Да, Дима, у нас полчаса. Надо выпить и закусить. Управимся?   ОФИЦИАНТ. Попробуем.   ЗИЛОВ. Стало быть, так: три салата, три шашлыка и выпить… (Саяпину.) Что он пьет?   САЯПИН. По-моему, публично он вообще не употребляет.   ЗИЛОВ. А винишко?   САЯПИН. Смотри, обеденный перерыв, насчет этого он — сам знаешь…   ЗИЛОВ (официанту). Мы ждем шефа.   ОФИЦИАНТ. Ясно.   ЗИЛОВ. Я думаю, он глушит водку. По ночам.   САЯПИН. И правильно, между прочим, делает. Умеет человек. Все умеет.   ОФИЦИАНТ. Есть свежее пиво.   ЗИЛОВ. Пиво не надо. Бутылку вина. Две бутылки. Гуляю.   САЯПИН (официанту). Поздравь его. Получил квартиру.   ОФИЦИАНТ. Серьезно?   ЗИЛОВ. Сам не верю.   ОФИЦИАНТ. А где?   ЗИЛОВ. У моста.   ОФИЦИАНТ. Точно? Значит, будем соседями?   ЗИЛОВ. Маяковского, тридцать семь, квартира двадцать.   ОФИЦИАНТ. Ну так отлично. Поздравляю, старичок. Молодец.   ЗИЛОВ. Новоселье в восемь ноль-ноль. Сегодня. Я тебя жду.   ОФИЦИАНТ. Спасибо, Витя, но я не могу. Сегодня я работаю до одиннадцати.   ЗИЛОВ. Подменись.   ОФИЦИАНТ. Бесполезно. У нас все в отпуске.   ЗИЛОВ. Заболей.   ОФИЦИАНТ. Нет, старичок, так я не делаю. Извини.   ЗИЛОВ. Жаль.   ОФИЦИАНТ. Извини, но сегодня — никак. Ничего не выйдет… (Пишет.) Два вина, три салата, три раза шашлык… (Зилову.) Но учти, с тебя полбанки.   ЗИЛОВ. Какой разговор.

    Официант уходит.

    САЯПИН (об официанте). Смотри, какой стал. А в школе робкий был парнишка. Кто бы мог подумать, что из него получится официант.   ЗИЛОВ. Э, видел бы ты его с ружьем. Зверь.   САЯПИН. Скажи-ка…   ЗИЛОВ. Гигант. Полсотни метров влет — глухо. Что ты! Мне бы так.   САЯПИН. Слушай, а шеф будет на новоселье?   ЗИЛОВ. Да. И он за вами заедет.   САЯПИН. Слушай, а что ему взбрело с нами обедать?   ЗИЛОВ. А где ему обедать?   САЯПИН. У него же дом рядом. Опять же без жены он, сам знаешь, ни шагу.   ЗИЛОВ. А он жену вчера на юг отправил.   САЯПИН. Вот оно что. То-то загулял мужик… Нет, что ни говори, он человек серьезный… Ну вот квартиры. Обещал — делает. Ты получил, и я получу. Говорят, у него там (показывает) рука. Это верно?   ЗИЛОВ (кого-то увидел). Стоп! Сядь сюда… (Прячется.) Так! Сюда!.. Сюда! (Двигает Саяпина.)   САЯПИН (оглядывается). В чем дело?.. Да это Верочка. Твоя любовь, если я не ошибаюсь. «Твоя любовь — не струйка дыма…»   ЗИЛОВ. Сиди так. (Прячется.) Сегодня нам лучше не встречаться. И вообще она мне надоела.   САЯПИН. Витя, бесполезно. Она тебя заметила.   ЗИЛОВ (садится на свое место). Черт! Ну и порядки в этих магазинах. Вечно она шатается в рабочее время… (Машет рукой.) Привет.

    Появляется Вера. Ей около двадцати пяти. Она явно привлекательна, несколько грубоватая, живая, всегда «в форме». Сейчас она в костюме продавца промтоварного магазина. А вообще она одевается красиво и носит неизменно роскошную прическу.

    ВЕРА. Привет, алики! Давно я вас не видела. (Усаживается.)

    Официант приносит вино и салаты.

    Так вы меня ждали?.. Чудненько.   ОФИЦИАНТ (Вере). Привет, малютка.   ВЕРА. Здравствуй, алик.   ОФИЦИАНТ (Зилову). Еще раз шашлык, если я правильно понимаю?   ЗИЛОВ. Да, будь другом.

    Официант уходит.

    ВЕРА (Зилову). Веселишься? Что, получил квартиру?   ЗИЛОВ. Ну получил.   ВЕРА. Очень за тебя рада. А где ты пропадал?   ЗИЛОВ. Дома, Верочка. Дома и на работе.   ВЕРА. А если я соскучилась. Нельзя же пропадать целыми неделями.   ЗИЛОВ. У меня срочные дела. Дела, дела. Днями и ночами.   САЯПИН. У нас вся контора в отпуске. Вдвоем пластаемся.   ЗИЛОВ. Да. Горим трудовой красотой.   ВЕРА. Смотри, алик, я найду себе другого.   ЗИЛОВ. Сама найдешь или тебе помочь?   ВЕРА. Спасибо, сама не маленькая.   САЯПИН. Слушай, что это ты всех так называешь?   ВЕРА. Как, алик?   САЯПИН. Да вот аликами. Все у тебя алики. Это как понимать? Алкоголики, что ли?   ЗИЛОВ. Да она сама не знает.   САЯПИН. Может, это твоя первая любовь — Алик?   ВЕРА. Угадал. Первая — алик. И вторая алик. И третья. Все алики.   ЗИЛОВ (Саяпину). Понял что-нибудь?   САЯПИН (кого-то увидел). Идет. (Вере.) Наше начальство. Не советую вам афишировать свои отношения. Очень строгий товарищ. (Поднялся.)   ЗИЛОВ (подхватил). Да, при нем полегче.   ВЕРА. Ладно, ладно. Поняла.   САЯПИН. Вы с ним друзья и не больше. Ясно?..   ВЕРА. Ясно, алик. Мы с ним одноклассники.

    Саяпин уходит.

    Увидимся вечером?   ЗИЛОВ. Сегодня? Нет, Верочка, сегодня не выйдет.   ВЕРА. Почему?.. Скажи откровенно.   ЗИЛОВ. Ну пожалуйста. У меня сегодня новоселье.   ВЕРА. Новоселье… А почему бы тебе меня не пригласить?   ЗИЛОВ. Тебя?.. Я бы с удовольствием, но жена, я думаю, будет против.   ВЕРА. Почему? Ты встречаешь одноклассницу, приглашаешь в гости, что тут особенного?   ЗИЛОВ. Думаешь, жена у меня дура.   ВЕРА. А что, умная?.. Так познакомь меня с ней.   ЗИЛОВ. Это зачем?   ВЕРА. Хочу ума-разума набраться. Что, нельзя?   ЗИЛОВ. Этого только не хватало. Не говори глупостей, завтра увидимся. Все.

    Появляются Саяпин и Кушак.   Кушак — мужчина солидный, лет около пятидесяти. В своем учреждении, на работе он лицо довольно внушительное: строг, решителен и деловит. Вне учреждения весьма неуверен в себе, нерешителен и суетлив. Будучи в гостях, постоянно выглядывает в окно, как, впрочем, почти все владельцы автомобилей.

    Сюда, Вадим Андреич. Садитесь.   КУШАК. Добрый день.   ВЕРА. Здравствуйте.    ЗИЛОВ. Ее зовут Вера.   КУШАК. Очень приятно… Очень.

    Официант приносит шашлыки и удаляется.

    ЗИЛОВ (взял в руки бутылку). Под шашлычки. Не возражаете?   КУШАК. Мм… Оно конечно — обеденный перерыв. (Вере.) У нас, знаете ли, насчет этого принципиально…   ВЕРА. Ну ничего. В виде исключения — не повредит.   КУШАК. Вы думаете? Ну что ж, в виде исключения — почему же. И потом, это ведь не водка. (Озирается.)   САЯПИН. Вадим Андреич, и причина крупная. Человек квартиру получил. Шутка ли.   КУШАК. Да, и причина серьезная.   ЗИЛОВ (наливает всем вина). Считайте, Вадим Андреич, что это небольшая разминка. Перед вечером. Не забыли? Ждем вас в восемь, как договорились.   КУШАК. Не знаю, право, идти ли мне. У меня, видите ли, и настроение неважное, и жена у меня отсутствует… мм… в настоящее время.   ЗИЛОВ. Вадим Андреич, вы же обещали.   ВЕРА. А где, если не секрет, жена ваша?   КУШАК. Она сейчас, видите ли, в Сухуми. Отдыхает.   ЗИЛОВ. Она отдыхает, а вам что, нельзя?   КУШАК. Действительно… но с другой стороны: она там одна, а я в гости, видите ли, веселиться… Ведь это… мм… неэтично вроде бы. Как вы думаете?   ВЕРА. Вы хороший муж. Прямо — музейная редкость. Такому мужу куда угодно разрешается. В любую компанию.   ЗИЛОВ. Она права. Решено, вы приедете.   КУШАК (Вере). Значит, вы советуете пойти…   ВЕРА (многозначительно). Обязательно. Другой на вашем месте и сомневаться бы не стал. Чепуха какая.   КУШАК. Нет, нет, вы не подумайте, я далеко не ханжа, но… словом… Словом, я согласен. (Собрался с духом, погрозил Вере пальцем.) Смотрите, выходит, что вы меня… мм… совратили. (Озирается.)   ВЕРА (интригующе). Ну, до этого еще далеко, а было бы интересно… Было бы ничего…   КУШАК (туповато). Вы так думаете?   ВЕРА. Да. Я так думаю. Верные мужья — моя слабость.   ЗИЛОВ. А? Вадим Андреич! Берегитесь.   ВЕРА (Кушаку). Выпейте. И знаете что? Я буду называть вас аликом. Не возражаете?..   КУШАК. Аликом?.. Но почему Аликом?   ВЕРА. Вам не нравится?   КУШАК. Я не знаю, право…   ВЕРА. Ну пожалуйста…   КУШАК. Алик… Странно… Но для вас… Если вам нравится…   ВЕРА. Давно бы так. (Дотронулась пальцем до его носа.) Алик.

    Пауза. Саяпин незаметно для Кушака беззвучно смеется. Зилов с любопытством наблюдает за Верой и Кушаком. Кушак озирается.

    КУШАК. А знаете, здесь неплохо готовят. Я, признаться, давно здесь не бывал…   ВЕРА. А вы заглядывайте. По вечерам здесь бывает музыка.   КУШАК. Что, и сегодня будет?   ВЕРА. Что будет?   КУШАК. Музыка…   ВЕРА. Обязательно. Но ведь сегодня вы идете на новоселье.   КУШАК. А вы? Извините, разве вы не идете?   ВЕРА. А меня туда не приглашают.   КУШАК. Разве?..   ВЕРА. Нет, все правильно. На новоселье обычно собираются друзья, а мы с Виктором — так… Учились когда-то в одной школе, всего-то. Случайно встретились.   КУШАК. Вот как?..   ВЕРА. Поэтому какое же приглашение. Я и не напрашиваюсь.   КУШАК. Мм…

    Саяпин толкает Зилова в бок. Небольшая пауза.

    ЗИЛОВ (Вере). Что ты выдумываешь? Я просто не успел тебя пригласить. Милости прошу.   ВЕРА. Спасибо. Только, пожалуйста, не думайте, что я напросилась.   КУШАК. Что вы! Кто так думает?   САЯПИН. Никто.   ЗИЛОВ. Да. Всем будет очень приятно. Очень весело. Короче, тебя там только и не хватало. Запиши адрес.

    Свет гаснет, круг в темноте поворачивается, и снова зажигается свет.   Продолжается первое воспоминание Зилова. Квартира Зилова. Зилов и Галина ждут гостей. Стол, вокруг которого хлопочет Галина, один стул, железная кровать, чемодан — вот и вся обстановка.   Галине двадцать шесть. В ее облике важна хрупкость, а в ее поведении — изящество, которое различимо не сразу и ни в коем случае не выказывается ею нарочно. Это качество, несомненно, процветающее у нее в юности, в настоящее время сильно заглушено работой, жизнью с легкомысленным мужем, бременем несбывшихся надежд. На ее лице почти постоянно выражение озабоченности и сосредоточенности (она учительница, а у учителей с тетрадями это нередко). Сейчас она в темном платье, поверх которого надет фартук, на ногах — домашние туфли.

    ЗИЛОВ (у стола). Жратва, я тебе скажу, нешуточная. Никто из них не заслужил такой жратвы. Кроме начальства.   ГАЛИНА. Все ничего. Но на что мы их усадим?   ЗИЛОВ. Женщин на койку, а я сяду на стул, остальные — на пол.   ГАЛИНА. А начальство?   ЗИЛОВ. На пол! Другой раз будет давать квартиру с мебелью.   ГАЛИНА. Позор. Трое на кровати, стол, чемодан — пять мест. А будет? Раз, два, три… шесть человек.   ЗИЛОВ. Семь.   ГАЛИНА. Семь? Почему?.. Мы, Саяпины, Кузаков и Кушак — все. Кушак, ты говорил, без жены. Итого шесть. Шесть персон.   ЗИЛОВ. Будет еще одна персона.   ГАЛИНА. Вот как? А кто? Неужели этот твой ужасный Дима?   ЗИЛОВ. Нет, сегодня он работает. А почему он ужасный?   ГАЛИНА. Не знаю, но он ужасный. Один взгляд чего стоит. Я его боюсь.   ЗИЛОВ. Ерунда. Нормальный парень.   ГАЛИНА. Так кто же все-таки седьмой — интересно.   ЗИЛОВ. Одна милая женщина.   ГАЛИНА. Да?   ЗИЛОВ. Разве я тебе о ней не говорил?   ГАЛИНА. Представь — нет. Сюрприз.   ЗИЛОВ. Совсем забыл! Ее зовут Вера. Она, насколько я знаю, ничего себе, интересная… В общем, Кушак от нее в восторге.   ГАЛИНА. Понятно. В первый же вечер из нашей квартиры ты устраиваешь…   ЗИЛОВ. Ну что ты. У него чистая любовь.   ГАЛИНА. Чистая любовь, а жена будет сидеть дома?   ЗИЛОВ. Его жена старая ведьма. И между прочим, он просил меня поговорить с тобой. Я забыл.   ГАЛИНА. О чем?   ЗИЛОВ. Чтобы ты разрешила им здесь встретиться.   ГАЛИНА. А если я говорю — нет?   ЗИЛОВ. Поздно.   ГАЛИНА. Я не хочу, чтобы у нас, в нашей квартире…   ЗИЛОВ. Что с ней сделается, с квартирой, если бедняга Кушак, — между прочим, эту самую квартиру, ты знаешь, выбил нам он, а не кто-нибудь, — что с ней сделается, если он отдохнет здесь часок-другой, помечтает, скажет милой женщине пару глупостей, что от этого — потолок обвалится?   ГАЛИНА. Мне это не нравится.   ЗИЛОВ. Да нет, дело, конечно, не в квартире, надеюсь, ты так не думаешь. Просто я ему посочувствовал. И ты посочувствуй человеку, нельзя же быть такой бессердечной.   ГАЛИНА (готовит на столе еще один прибор). Да уж для друзей ты готов на все.

thelib.ru

Краткое содержание Утиная охота Пересказы изложения краткие содержания произведений по главам

А. В. ВампиловУтиная охота

Действие происходит в провинциальном городе. Виктора Александровича Зилова будит телефонный звонок. С трудом просыпаясь, он берет трубку, но там молчание. Он медленно встает, трогая себя за челюсть, открывает окно, на улице идет дождь. Зилов пьет пиво и с бутылкой в руках начинает физзарядку. Снова телефонный звонок и снова молчание. Теперь Зилов звонит сам. Он разговаривает с официантом Димой, с которым они вместе собирались на охоту, и чрезвычайно удивлен, что Дима его спрашивает, поедет ли он. Зилова интересуют подробности вчерашнего скандала, который он учинил в кафе, но о котором сам помнит весьма смутно. Особенно его волнует, кто же вчера съездил ему по физиономии.

Едва он кладет трубку, как в дверь раздается стук. Входит мальчик с большим траурным венком, на котором написано: «Незабвенному безвременно сгоревшему на работе Зилову Виктору Александровичу от безутешных друзей». Зилов раздосадован столь мрачной шуткой. Он садится на тахту и начинает представлять себе, как бы все могло быть, если бы он действительно умер. Потом перед его глазами проходит жизнь последних дней.

Воспоминание первое. В кафе «Незабудка», излюбленном месте времяпрепровождения Зилова, он с приятелем Саяпиным встречается во время обеденного перерыва с начальником по работе Кушаком, чтобы отметить большое событие — он получил новую квартиру. Неожиданно появляется его любовница Вера. Зилов просит Веру не афишировать их отношения, усаживает всех за стол, и официант Дима приносит заказанное вино и шашлыки. Зилов напоминает Кушаку, что на вечер назначено празднование новоселья, и тот, несколько кокетничая, соглашается. Вынужден Зилов пригласить и Веру, которой этого очень хочется. Начальнику, только что проводившему законную супругу на юг, он представляет её как одноклассницу, и Вера своим весьма раскованным поведением внушает Кушаку определенные надежды.

Вечером друзья Зилова собираются к нему на новоселье. В ожидании гостей Галина, жена Зилова, мечтает, чтобы между ней и мужем все стало как в самом начале, когда они любили друг друга. Среди принесенных подарков — предметы охотничьего снаряжения: нож, патронташ и несколько деревянных птиц, используемых на утиной охоте для подсадки. Утиная охота — самая большая страсть Зилова (кроме женщин), хотя пока ему не удалось до сих пор убить ни одной утки. Как говорит Галина, главное для него — сборы да разговоры. Но Зилов не обращает внимания на насмешки.

Воспоминание второе. На работе Зилов с Саяпиным должны срочно подготовить информацию о модернизации производства, поточном методе и т. п. Зилов предлагает представить как уже осуществленный проект модернизации на фарфоровом заводе. Они долго бросают монету, делать — не делать. И хотя Саяпин опасается разоблачения, тем не менее они готовят эту «липу». Здесь же Зилов читает письмо от старика отца, живущего в другом городе, с которым он не виделся четыре года. Тот пишет, что болен, и зовет повидаться, но Зилов относится к этому равнодушно. Он не верит отцу, да и времени у него все равно нет, так как в отпуск он собирается на утиную охоту. Пропустить её он не может и не хочет. Неожиданно в их комнате появляется незнакомая девушка Ирина, спутавшая их контору с редакцией газеты. Зилов разыгрывает её, представляясь сотрудником газеты, пока его шутку не разоблачает вошедший начальник. У Зилова завязывается с Ириной роман.

Воспоминание третье. Зилов возвращается под утро домой. Галина не спит. Он сетует на обилие работы, на то, что его так неожиданно послали в командировку. Но жена прямо говорит, что не верит ему, потому что вчера вечером соседка видела его в городе. Зилов пытается протестовать, обвиняя жену в чрезмерной подозрительности, однако на нее это не действует. Она долго терпела и больше не хочет выносить зиловского вранья. Она сообщает ему, что была у врача и сделала аборт. Зилов изображает возмущение: почему она не посоветовалась с ним?! Он пытается как-то смягчить её, вспоминая один из вечеров шесть лет назад, когда они впервые стали близки. Галина сначала протестует, но затем постепенно поддается очарованию воспоминания — до момента, когда Зилов не может припомнить каких-то очень важных для нее слов. В конце концов она опускается на стул и плачет. Воспоминание следующее. Под конец рабочего дня в комнате Зилова и Саяпина появляется разгневанный Кушак и требует от них объяснения по поводу брошюры с информацией о реконструкции на фарфоровом заводе. Выгораживая Саяпина, который должен вот-вот получить квартиру, Зилов берет на себя всю ответственность. Только внезапно появившейся жене Саяпина удается погасить бурю, уведя простодушного Кушака на футбол. В этот момент Зилову приходит телеграмма о смерти отца. Он решает срочно лететь, чтобы успеть на похороны. Галина хочет ехать вместе с ним, но он отказывается. Перед отъездом он заходит в «Незабудку», чтобы выпить. Кроме того, здесь у него назначено свидание с Ириной. Свидетельницей их встречи случайно становится Галина, которая принесла Зилову плащ и портфель для поездки. Зилов вынужден признаться Ирине, что он женат. Он заказывает ужин, откладывая отлет на завтра.

Воспоминание следующее. Галина собирается к родственникам в другой город. Как только она уходит, он звонит Ирине и зовет её к себе. Неожиданно возвращается Галина и сообщает, что уезжает навсегда. Зилов обескуражен, он пытается задержать её, но Галина запирает его на ключ. Оказавшись в западне, Зилов пускает в ход все свое красноречие, пытаясь убедить жену, что она по-прежнему дорога ему, и даже обещая взять на охоту. Но слышит его объяснение вовсе не Галина, а появившаяся Ирина, которая воспринимает все сказанное Зиловым как относящееся именно к ней.

Воспоминание последнее. В ожидании друзей, приглашенных по случаю предстоящего отпуска и утиной охоты, Зилов выпивает в «Незабудке». К моменту, когда друзья собираются, он уже довольно сильно пьян и начинает говорить им гадости. С каждой минутой он расходится все больше, его несет, и в конце концов все, включая Ирину, которую он также незаслуженно оскорбляет, уходят. Оставшись в одиночестве, Зилов называет официанта Диму лакеем, и тот бьет его по лицу. Зилов падает под стол и «отключается». Через некоторое время возвращаются Кузаков и Саяпин, поднимают Зилова и отводят его домой.

Припомнив все, Зилов и в самом деле вдруг загорается мыслью покончить жизнь самоубийством. Он уже не играет. Он пишет записку, заряжает ружье, разувается и большим пальцем ноги нащупывает курок. В этот момент раздается телефонный звонок. Затем незаметно появляются Саяпин и Кузаков, которые видят приготовления Зилова, набрасываются на него и отнимают ружье. Зилов гонит их. Он кричит, что никому не верит, но они отказываются оставить его одного. В конце концов Зилову удается их выдворить, он ходит с ружьем по комнате, потом бросается на постель и то ли смеется, то ли рыдает. Через две минуты он встает и набирает номер телефона Димы. Он готов ехать на охоту.

vsekratko.ru


Смотрите также